О картине П. Захарова «Портрет Казака»

3.03.2020

О картине П. Захарова «Портрет Казака»

«ПОРТРЕТ КАЗАКА»

 

В феврале 1972 года из Ворошиловградского (ныне — Луганского) областного художественного музея имени Артема в фонды Государственного историко-культурного заповедника «Хортица» (ныне — Национального заповедника «Хортица») поступило восемь произведений, среди которых был «Портрет казака» неизвестного художника, 1-й  половины 19 века. (Акт № 1/4 от 08.02.1972 г.) [8, 3]. Портрет, нарисованный на холсте масляными красками, имеет размеры 90х70 см и хорошее состояние сохранности. Рама 103,5х87,7см. Получала эти предметы для заповедника заведующая экспозиционным отделом Т.К. Шевченко. Позже она рассказала, что администрация заповедника надеялась получить копию картины И.Ю. Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», но вместо «Запорожцев» заповеднику передали «Портрет казака», который тематически никак не был связан с историей запорожского казачества, поскольку на нем изображен не запорожский казак, а скорее кавказский князь. Так случайно этот портрет оказался в фондах заповедника.

Портрет привлек к себе внимание автора статьи высоким уровнем исполнения, что свидетельствовало о незаурядном таланте художника и наводило на мысль, что он получил хорошее художественное образование, а именно: в Петербургской Академии художеств.

 

В составленном в 2003 г. автором статьи «Обзоре произведений группы хранения «Живопись»» подается такое описание: «ПОРТРЕТ КАЗАКА» (КН- 1044 / инв. Ж-17). «На темном фоне поясной портрет молодого казака, развернутого туловищем на 3/4 вправо, лицом — почти анфас. Казак одет в белую рубашку с золотистым воротником-стойкой, черный или темно-синий чекмень, на красной подкладке, окаймленный по краям двумя тонкими лентами золотистого цвета, с красными обшлагами, окаймленными такими же лентами. Поверх чекменя накинут темно-коричневый плащ. Правой рукой казак опирается на какую-то подставку, левой держит подвешенный на поясе кинжал. На его голове высокая черная баранья (или каракулевая) шапка со шлыком вишневого цвета и двумя желтыми полосками.

Лицо казака красивое, немного продолговатое, с высоким лбом. Из-под широких бровей пристально смотрят на зрителя зеленые глаза. Нос несколько продолговатый с небольшой горбинкой. Над сомкнутыми устами короткие тщательно подстриженные усы, концы которых немного загнуты вниз «подковой».

Перед нами спокойный уверенный в себе человек, своеобразный денди, о чем свидетельствуют заботливо ухоженные руки с длинными, отполированными ногтями.

 

Картина выполнена на высоком художественном уровне.

 

На обороте картины па подрамнике внизу надпись белой краской: «ЛХМ Ж-р / 112». На левом углу подрамника наклеен ярлык с надписью: «№ 112 русск.иск. «Ж». Неизвестный художник нач. 19 в. Портрет казака. ЛХМ. Х., м. 70,3х89,5. »

 

На обратной стороне профилированной рамы, покрытой краской «под золото», вверху справа, прибита овальная алюминиевая бирка с надписью: «Г. 7. Г. 1462. Худ. рамы. 46 г. » (Бирка была потеряна при замене рамы в 2005 году. Старая рама не сохранилась).

 

Сохранность: небольшая осыпь краски на шапке. Рама повреждена с лицевой стороны внизу.

В 2005 г. Картина была отреставрирована запорожским реставратором Н.Б. Близняковой. В паспорте, составленном ею, было отмечено, что «основанием для проведения реставрации была потертость по краям полотна, повреждения с потерей слоя на головном уборе казака» [7, ​​1-12].

 

В п.V Основных сведений по истории памятника записано: «Портрет казака» написан на мелкозернистом холсте. Полотно дублировано на новую основу. Эта основа потемнела и имеет прорывы по кромке торца сверху. Неправильно стянуты углы. В некоторых местах гвозди поржавели и прорвали полотно. На красочном слое заметны следы реставрации: в левой верхней части три фрагмента. В левой части у руки сведены прорывы. Тонировка на лице, его правой руке и справа на картине на фоне».

 

Во время реставрации были проведены следующие работы: снята пыль, подведен левкас в местах его отсутствия, тонировка в местах подведения левкаса, покрытие лаком.

 

Незадолго до событий 2013-2014 года автор статьи написал письмо администрации Луганского областного художественного музея с просьбой предоставить сведения о том, откуда и когда в фонды музея попал «Портрет казака» и кто является его автором. На письмо был получен ответ (переписка не сохранилась) о том, что портрет поступил в фонды музея до 1941 года, с началом войны погибла подавляющее большинство произведений и вся учетная документация. Сохранилось только двадцать картин, в том числе и «Портрет казака». Подтверждение информации о почти полной гибели довоенной коллекции музея мы находим и в Interneti.

 

«Коллекция Луганского областного художественного музея начала формироваться в январе 1920 года, и уже в 1924 году насчитывала более 1000 экспонатов. Ее основу составляли привезенные из Москвы, Харькова и Одессы картины, мебель, фарфор, изделия из бронзы, древнегреческая посуда. В 1924 году музей был реорганизован и получил название «Социальный музей Донбасса». Позже его превратили в краеведческий музей. В период неожиданного начала Великой Отечественной войны фонды краеведческого музея не успели вывезти, поэтому большинство экспонатов было утрачено. Со всей художественной коллекции сохранилось только 20 картин »[4].

В такой ситуации дальнейшее исследование картины казалось невозможным, ведь ни одной зацепки не было. И вот в июне 2019 произошло неожиданное — в заповедник позвонила Оксана Лобко, которая представилась сотрудницей Центра развития музейного дела и Ассоциации благотворителей Украины (г.Киев). Она сказала, что в фондах заповедника хранится картина «Портрет казака» работы российского художника Петра Захаровича Захарова, которая в свое время находилась в Третьяковской галерее в Москве. При этом точно была названа дата передачи портрета в заповедник и размеры картины. Эти сведения, по ее словам, госпожа О. Лобко получила от московской коллеги Меди Шахбиевой, много лет исследующей творчество С.А. Захарова. По нашей просьбе через О. Лобко московская коллега прислала нам черно-белое изображение «Портрета казака», которое было у нее. Оно полностью совпало с нашим цветным.

Через п. О. Лобко по нашей просьбе Меда Шахбиева сообщила нам когда «Портрет казака» попал в Третьяковку и при каких обстоятельствах, а также когда он был передан в Ворошиловградский областной краеведческий (ныне — художественный) музей. Ответ мы получили по вайберу в конце августа 2019 г. Даю его на языке оригинала: «Наконец добралась до своих материалов. Не знаю, насколько оно будет полезно, но вот все, что у меня по Казаку. В ГТГ (Государственная Третьяковская галерея — О.Б.) он поступил из ЛЗК (Ленинградская закупочная комиссия — О.Б.). Инв. № ЛЗК 20-212, инв. ГТГ — 20946. Поступил как «Русская школа сер. ХIХ в. Портрет казака ». Куплен за 200 р. Акт приема № 698 от 31.12.38. В 1953 г., на основании приказа № 275 начальника главного управления по делам искусств Министерства культуры СССР тов. Беспалова Н.Н. от 5 июля 1953 г., портрет передан Донецкому (на самом деле Луганскому- О.Б.) художественному музею им. Артема. Предметы принял по списку, в т.ч. и «казака», Колосов В.Н. 25 января 1954 г. Это пока все. По поводу атрибуции, то она не моя. «Захаров» появился с вопросительным знаком в ГТГ, чем и привлек мое внимание. Указано в книге учета фотодокументов. И еще надпись на обороте фотографии, сделанной с портрета ».

Во время телефонного разговора автора статьи с Медою Шахбиевой, который состоялся 2 сентября 2019, выяснились некоторые детали. Оказалось, что «Портрет казака» поступил в Третьяковскую галерею в 1938 году вместе с портретом учителя П. Захарова — Л.А. Волкова, но в отличие от первого, подписи художника на нем не было. Госпожа М. Шахбиева предполагает, что подпись была позже уничтожена, поскольку П. Захаров подписывался как «Захаров — чеченец», или «Захаров из чеченцев», а в 1940-х годах в Советском Союзе были гонения на чеченцев и поэтому кто-то мог эту подпись стереть.

Биографическая справка. Мадина Хасмагомедовна Шахбиева (Меда Гуно) родилась в г. Москва в 1960 г., кандидат филологических наук, старший научный сотрудник отдела истории института научной информации по общественным наукам — ИНИОН РАН. Занимается исследованием художественной культуры России первой половины XIX в. Работая в федеральных и региональных архивах России, Мадина Шахбиева обнаружила большое количество документов, связанных с исследуемым ей периодом и фигурами: В.К. Захаровым, А. П. и П.М. Ермоловой и другими [9].

 

В ходе проведенного исследования выяснилось, что в действительности «Портрет казака» был передан в Ворошиловградский художественный музей в 1954 году, а не в срок до 1941 года, как сообщили нам сотрудники музея в ответ на наше письмо. Итак, какая-то информация в музее о портрете должна быть, но учет плохо налажен, или документация утеряна.

Предоставленная Мадиной Шахбиевой информация дала нам возможность продолжить исследования и получить данные по биографии художника и его творчеству. Выяснилось, что первая статья, посвященная В.К. Захарову, была напечатана в марте 1958 г. (авторы — Н.Ш. Шабаньянц. Выдающийся художник чеченского народа // Грозненский рабочий, 1958. № 46 (10272); а вторая — в номере газеты «Ленинский путь» в июня 1958 года (автор — Ш. Магомаев. Дуьххьарлера Нохчийн художник. Первый чеченский художник // Ленинан некъ, 1958. № 43 (5317). Обе статьи написаны с использованием очень сжатых данных из энциклопедий и других общеизвестных источников об этом академике-чеченце и с использованием методов художественной интерпретации с включением неподтвержденных сообщений из неизвестных источников. Фундаментальною же по объему своих исследований в то время стала статья Сайд-Эмина Сайдаевича Ибриева «Академик Захаров» [3].

Сайд-Эмин Ибриев ранее других исследовал «архивы Ермоловых», которые хранились тогда в советских архивах, а сейчас это архивы РГАДА, ОПИ ДОМ, РГИА и Государственной Третьяковский галереи. Но сначала о самом Сайд-Эмине Ибриеве (1926-2013 г.г.). Вот что он написал в собственноручной автобиографии в мае 2012 года: «Родился 21 мая 1926 года в селении Старые Атаги Грозненского района Чечено-Ингушской АССР в семье сельского учителя. Начал учёбу в средней школе № 15 города Грозного в 1935 году, где учился до начала Великой Отечественной войны. После переезда в родное село в 1942 году начал работать, будучи подростком.

После восстановления Чечено-Ингушской АССР в июне 1957 года возвратился на Родину и работал на различных должностях — старший редактор Радиокомитета, заведующий отделом редакции газеты «Ленинский путь», секретарём Урус-Мартановского, Грозненского и Веденского Райкомов КПСС, Начальником Отдела цен Совета Министров, Госснаба, Министерства промышленности и энергетики ЧР. С мая 2002 года работаю заместителем Председателя республиканского Совета ветеранов Великой Отечественной войны и труда ЧР.

 

Избирался депутатом Верховного Совета ЧИАССР и членом Обкома КПСС. Имею 15 правительственных наград, в том числе медаль «За доблестный и самоотверженный труд в Великой Отечественной войне», а также орден «Серебряная звезда «Общественное признание».

 

Тяга к знаниям проявилась у Сайда Ибриева очень рано. Он раньше своих сверстников научился не только чеченскому языку, но и русскому, что в то время было редкостью. Возможно, это передалось ему от отца, который уже в 1920-е годы был известен как просветитель, учитель и собиратель народных песен. Отец умер, когда Сайд-Эмину было пять лет, но его мать, выполняя последнюю волю мужа, сделала все, чтобы дать сыну хорошее образование.

 

В марте 1948 г. Сайд-Эмин начинает изучать историю чеченского народа. Чудом сохранилась тетрадь с надписью о начале этой работы с надписью: «Начато 5 марта 1948 года с. Мерке ». Здесь собраны выписки из книг М.Н. Покровского, М.М. Ханова, Н.Ф. Дубровина, В. А. Потто, А.П. Берже и других историков, лингвистов и политиков.

И поэтому вполне естественно, что Сайд-Эмин Ибриев, будучи в 1958 году слушателем Высшей партийной школы при ЦК КПСС, продолжил в Москве свои исследования по истории чеченского народа. При этом он целенаправленно исследовал жизнь и деятельность одного из главных участников Кавказской войны — генерала А.П. Ермолова. Во время исследований он вышел на так называемый «Фонд Ермоловых», который сейчас хранится в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА).

 

Вот что пишет Сайд-Эмин Ибриев в своих воспоминаниях об этом:

«… мне удалось поработать в Центральном Военно-историческом архиве и в Центральном государственном архиве древних актов (ЦГДА) в Москве. В этих архивах хранятся ценнейшие документы по истории Кавказа, кавказских войн и документы по истории завоевания Чечни, личные архивы главнокомандующих русских войск, в их числе и генерала Ермолова А.П.

Трудно перечислить все интересные находки, ведь многие архивные документы не издавались в советское время. Например, в архиве генерала Ермолова Петра Николаевича (двоюродного брата генерала Ермолова, Алексея Петровича) в семье которого воспитывался чеченский мальчик (пленённый в Дада-юрте, взятый солдатом Захаром на воспитание, а затем переданный в семью Ермолова П.Н.), я нашёл личные письма этого мальчика, получившего фамилию Захаров (по имени спасшего его солдата Захара). Этот мальчик был очень одарённым художником и стал впоследствии академиком живописи, а известный художник Брюллов считал его одним из талантливейших художников … ».

 

А все началось с посещения Государственной Третьяковской галереи, где, как Ибриев пишет в своих очерках о Захарове-Чеченце:

 

«… В залах, посвящённых первой половине XIX века, представлены картины известных русских художников А.А. Иванова, А.А. Кипренского, А. Венецианова, К.П. Брюллова. В седьмом зале представлен портрет историка Т.Н. Грановского, который написан художником Захаровым Петром Захаровичем. Он написан с таким мастерством, что не верится, что написан рукой. Чуть продолговатое светлое лицо, из-под черных бровей смотрят вдаль черные глаза. Высокий лоб, прямой нос. Как живой кажется он на портрете. На этом портрете в правом нижнем углу рукой художника написано: — «Захаровъ, чеченецъ 1845»

 

Вот она, написанная чеченцем Захаровым картина! Захаров! Кто ты такой? Какое у тебя настоящее имя? Чей ты сын?

 

Эти вопросы, на которые нет ответа, промелькнули в моей голове. И я твёрдо решил всю энергию отдать поискам данных о нем.

 

Сегодня и с этого портрета, написанного Захаровым, мои поиски о его жизни и творчестве. Где и когда я найду данные о нем? Это не известно. Но я не меняя решения, начинаю свой путь поисков … ».

 

Сайд-Эмин Ибриев настолько сильно заинтересовался судьбой Захарова-Чеченца, что посвятил все свое свободное время изучению жизни и творчества этого героя.

 

Изучив немногочисленные и к тому же краткие сведения о Захарове-Чеченце в Ленинской библиотеке, он понял, что этого недостаточно и вновь пришел в Третьяковку.

 

«… Там имеется отдел по изучению творчества художников первой половины XIX века. Очень душевно и тепло беседовала со мной, рассказывая мне как продолжать мои поиски, руководитель этого отдела Эсфирь Николаевна Ацаркина.

 

С искренним восхищением рассказывала она мне в своей беседе о художнике Захарове:

— Пётр Захарович Захаров был выдающимся талантливым художником, однако его жизнь и его происхождение не изучены и покрыты тайной.

 

Сейчас мы очень мало знаем о нем и даже то, что знаем не всегда достоверно. Имеющиеся сведения гласят: «В былые времена, когда царские войска войною покоряли Кавказ, когда на Чеченской земле села и аулы пылали огнём, в это Грозное время Захаров русскими войсками был пленён в местечке Дада-Юрт. В то время главнокомандующим на Кавказе был А.И. Ермолов, каким-то образом П. Захаров попал к нему. После этого, повзрослев, имея талант рисовать, он попал в Академию художеств в Петербурге.

— О художнике Захарове нет исследований, но эти исследования необходимы и это дело почётное. Исследования надо начинать в первую очередь в Ленинграде, так как основную часть жизни, будучи художником, он провёл там. Он там учился, там прославился как художник. В Москве сведения о нем могут быть в документах в военных действиях на Кавказе, — сказала мне в заключение руководитель отдела Э.Н. Ацаркина.

 

Я внимательно слушал Эсфирь Николаевну, и узнал, что она поможет мне в моих поисках. И её помощь я не должен забывать, — думал я. Сердечно поблагодарив её за хорошие советы, я собрался уйти, но она спросила:

— А Вы смотрели картины Захарова, которые хранятся у нас?

 

Я, не понял её вопроса, ответил:

 

— В залах только один портрет. Его я уже видел.

 

— Нет, в залах экспонируются не все произведения Захарова, некоторые находятся у нас в хранилище.

 

Желая их увидеть, я попросил Эсфирь Николаевну:

 

— Если это возможно, то мне очень хотелось бы увидеть их.

 

Выполняя мою просьбу, она дала мне разрешение осмотреть их.

 

Почти столько картин, сколько в залах галереи, находится и в хранилище.

 

Среди них собственноручно Захаровым написанные картины. это:

  1. Портрет доктора Фёдора Ивановича Иноземцева, написанный в 1844 году. На нем надпись: «Захаров из чеченцев».
  2. Портрет Н.А. Постниковой (тёща художника) и на нем надпись: «Захаров — чеченец».
  3. Портрет неизвестного.
  4. Портрет детей Ермолова.

Кроме того, в отделе графики хранится большой карандашный рисунок (семейный портрет) Захарова. На этом портрете изображено 12 человек, среди которых и сам художник, который стоит в дверях, с очень приятным ликом и черными усами. На этой картине в правом нижнем углу стоит надпись: «Захаров, 1844 чеченец из Дадаюрта».

 

Этот портрет подарен Государственной Третьяковской галерее Илларионом Михайловичем Прянишниковым. Кроме того, имеются там ещё три карандашных рисунка.

 

Других картин художника в Третьяковской галереи не было, но там раньше были ещё две картины, которые сейчас хранятся в музеях Воронежа и Ворошиловграда.

 

На этом закончились мои поиски в Третьяковской галерее.

 

Через некоторое время я работал в Государственном военно-историческом архиве. Там я провел более двух недель, изучая документы военных действий на Кавказе в первой половине XIX века. Но о Захарове я ничего не нашёл.

 

Большую помощь в поисках фондов Ермоловых мне оказала сотрудница этого архива Надежда Павловна Жуковская. Эти фонды оказались в другом архиве … ».

 

Так он оказался в Центральном (ныне — Российском) государственном архиве древних актов. В те времена сделать копию с документа было весьма проблематично, а порой и невозможно (цензура!). И поэтому он содержание всех писем и документов с «Фонда Ермоловых» собственноручно переписал в свой блокнот. И только с одного документа ему позволили снять фотокопию — это «Свидетельство о передаче Ермолову на воспитание двух детей» от 25 августа 1823 года (этот артефакт он потом передал в дар Чечено-Ингушскому краеведческому музею в городе Грозный).

 

Далее он сообщает: «… Без поисков других бумаг и документов, это свидетельство подтверждает, что Захаров-Чеченец воспитанник Ермолова, но не Алексея Петровича, а Петра Николаевича. Кроме того, стал известным день пленения Захарова. И если, как указано выше, он был пленён годовалым, то год его рождения надо считать 1818 (а не 1816 год) …

 

… Удачи, которые сопутствовали мне, ещё более внушали во мне уверенность для продолжения поисков сведений о Захарове.

 

О воспитании в семье Ермоловых чеченского мальчика документов не могло не быть в фонде Ермоловых. Поэтому я настойчиво изучал фонд Ермоловых в залах архива, отдавая этому всё своё свободное время. Две недели я изучал материалы этого фонда, однако о Захарове или упоминающих его имя материалов я не нашёл.

Отчаявшись найти какие-либо сведения о Захарове, я уже собирался уйти, и в это время ко мне в руки попала папка с перепиской семьи Ермолова. По описи переписки Ермоловых я совершенно неожиданно нашёл дело с письмами Захарова. Обрадованный такой ценной находкой, я немедля заказал это дело в читальном зале. При этом работники архива мне сказали, что эту папку ещё ни один читатель или исследователь при Советской власти не заказывал.

 

Получив эту папку, на которой было написано «Письма Захарова», я с надеждой, что это письма именно того Захарова, которого ищу, открыл её и увидел в ней ещё одну папку из плотной белой бумаги, а на ней надпись:

 

«Письма П.З.Захарова, художник-академик, чеченец, воспитанник Ермолова П.Н. к Ермолову П.Н. 1837 — 1842 »И это действительно были письма (а всего их было семнадцать), написанные рукой Петра Захаровича Захарова и адресованные Петру Николаевичу Ермолову …»

 

После этого Сайд-Эмин Ибриев некоторое время поработал и в отделе письменных источников Государственного исторического музея, где также хранятся архивные документы Ермоловых. Конечно, за такой короткий срок (шестимесячные курсы), Сайд-Эмин Ибриев не смог полностью изучить материалы, связанные с семьей Ермоловых в целом и с Захаровым-Чеченцем в частности. Но и того, что он нашел и изучил, оказалось достаточным для написания первого объемного и подтвержденного архивными документами очерка о жизни и творчестве первого чеченца-Академика живописи.

 

Как вспоминал Сайд-Эмин, работники архива говорили ему о том, что до него архивы Ермоловых еще никто не изучал и даже не читал.

И действительно, в Российском государственном архиве древних актов хранится «Личное дело Ибриева Сайд-Эмина Сайдаевича» от 16 мая 1958 №3925 с «анкетой исследователя, работающего в читальном зале» и его личным заявлениям, в одной из которых указано, что он « ведёт исследование автобиографических данных академика живописи Захарова Петра Захаровича — чеченца по национальности … ».

 

Через два месяца после окончания обучения, большая статья Сайд-Эмина Ибриева «Академик Захаров» была напечатана в газете «Ленинан некъ» (в трех номерах — от 15, 20 и 29 августа 1958 года) на чеченском языке, а затем в журнале «Дружба» (Литературно-художественный альманах Союза советских писателей ЧИ АССР, 1959. № 3), но уже на русском языке.

В этой работе Сайд-Эмин Ибриев использовал данные из архивов, которые до него никто не публиковал и не озвучивал. Кроме того, в его работе все приведенные факты подтверждены архивными документами.

 

Статья Сайд-Эмина Ибриева «Академик Захаров» стала первой и насыщенной многими фактами из жизни и творчества Захарова-Чеченца работой об этом уникальном художнике. Тем не менее, он никогда не стремился заявить о своем праве первооткрывателя и хотел, чтобы к жизни и творчеству Захарова-Чеченца проявляли интерес как можно больше людей и особенно молодежь.

 

Одну из своих статей про академика-чеченца, подготовленную в 1994 году для публикации в журнале «Малика», он завершил такими словами:

«Я верю и надеюсь, что молодые специалисты, патриоты, историки, писатели кому не безразлично знание истории чеченского народа и о делах замечательных деятелей, выходцев из вайнахского народа, с интересом поднимут эти и многие другие архивные документы и дополнят новыми сведениями о жизни и творчестве академика Захарова П.З., а также опубликуют ранее неизвестные факты из истории покорения Кавказа, пользуясь архивными документами фонда Ермоловых и других фондов.

Пусть сопутствует удача молодым исследователям » [2, 20-25].

 

Обратимся к статье сотрудницы Государственной Третьяковской галереи Людмилы Маркиной [5]. В начале статьи она отмечает: «Достойное место среди многих шедевров русской живописи 30-40-х годов XIX века, среди работ К.П. Брюллова, Ф.А. Бруни занимали портреты кисти Захарова. Практически все лучшие его произведения из нашего собрания были приобретены П.М. Третьяковым. Каким образом и при каких обстоятельствах полотна его кисти попали в Третьяковскую галерею? ». Далее мы приведем пространные цитаты из названной статьи, ведь кому как не сотруднику галереи, быть лучше осведомленным в деле, касающемся коллекции музея.

 

«Ранние годы жизни Петра Захарова окутаны тайной. До сих пор мы не знаем ни настоящего имени этого чеченского мальчика, ни даты его рождения (условно принято считать 1816 год). Известно лишь, что 15 сентября 1819 года в чеченском ауле Дады-Юрт, занятом русскими войсками, обнаружили «ребенка около убитой матери». В книге приводятся неподтвержденные документами сведения о воспитании мальчика казаком Захаром (отсюда фамилия будущего художника) Недоносовым из станицы Бороздиновской, о пребывании маленького чеченца в монастыре, а также о крещении его по православному обряду генералом Алексеем Петровичем Ермоловым. Однако в переписке двоюродных братьев Алексея и Петра Ермоловых, в письмах их родственников, а также в записных книжках и дневниковых записях нет ни одного упоминания о «крестнике».

Впервые о « чеченце Петре и лезгине Павле», переданных 25 августа 1825 года на воспитание генерал-майору Петру Николаевичу Ермолову (1787-1844), мы узнаем из свидетельства, которое хранится в фонде Ермоловых (РГАДА) … В переписке Петра Николаевича с матерью и сестрой по 1825-1826 годы встречаются упоминания «о Петруше и Паше». Близкие интересуются, как идет воспитание «лезгина и чеченца», посылают им «гостинцы». В ответ Ермолов пишет о домашнем обучении воспитанников русскому, латинскому и немецкому языкам. Встречаются и весьма любопытные характеристики мальчиков: «Паша лучше учится, он и всегда был старательнее, а Петруша упрям ​​очень». В мае 1826 года Ермолов пишет в письме о какой-то болезни, которую «захватили лезгин и чеченец». Не исключено, что лезгин в результате ее и скончался, так как никаких сведений о нем больше не встречается.

 

С ранних лет Петруша Захаров проявляли незаурядные способности к рисованию. П.Н. Ермолов решил определить его на обучение в Императорскую Академию художеств. Во время коронации Николая I (22 августа 1826 года) в Москве он обратился с этой просьбой к президенту Академии Алексею Николаевичу Оленину. Дипломатичный Оленин в принципе не возражал, но предложил вначале отдать чеченца профессиональному живописцу. У какого художника брал уроки живописного мастерства Захаров, неизвестно. В книге бытует мнение, что он обучался у московского художника Л.А. Волкова. В письме, датированном декабрем 1830 года, П.Н. Ермолов писал адъютанту своего брата Н.В. Шимановскому: «Ты знаешь, что он [Захаров] отдан был к живописцу, начал рисовать весьма изрядно и показывает большие способности, но время уходит, ему уже 14-й год, и я боюсь, чтоб он не вырос так, что уже и нельзя будет его отдать в Академию ».

Хлопоты по устройству воспитанника затянулись. Однако благодаря содействию Общества поощрения художников наконец появилась возможность определить судьбу юноши. В конце марта 1833 года Петруша Захаров благополучно добрался до Петербурга, остановился на съемной квартире Общества, где и стал обустраиваться. В письмах к «великому моему благодетелю» будущий академист трогательно отчитывается за каждую потраченную копейку: «Куплено с ваших денег кровать, подушка, одеяло и тюфяк, за все заплачено 15 руб <лей> 80 копеек. Еще надо будет сундук, бумаги, карандашей ».

Опекал Петрушу в Петербурге и «присматривал» за ним Александр Иванович Дмитриев-Мамонов, один из учредителей Общества поощрения художников. Он подробно «отчитывался» перед П.Н. Ермоловым в поведении и успехах в учебе новоиспеченного академиста. Он же снабдил «славного мальчика новой амуницией». В конце 1833 года Захаров радостно сообщал в Москву о своих первых успехах и похвалах, услышанных от первого председателя Общества П.А. Кикина и конференц-секретаря Академии художеств В.И. Григоровича.

Одним из важных этапов постижения живописного мастерства в Академии художеств было копирование полотен старых западноевропейских мастеров в Императорском Эрмитаже. В феврале 1834 года Захаров исполнил копию с оригинала А. ван Дейка «Молодой принц». По Итогам работы было «положено выдать ученику Захарову за сделанную им копию с Вандика семьдесят рублей …

 

В начале 1836 года Петр Захаров активно готовился к академической выставке. В письме к П. Н. Ермолову он сообщал, что собирается «написать картину с натуры из национальных сцен к следующей выставке сего года сентября месяца». Вероятно, речь идет о работе «Рыбак» (1836, Воронежский художественный музей им. И.Н. Крамского). Это — самое раннее произведение художника, известное в настоящее время. Его отличает некоторая скованность и ученический подход к натуре. В июле он сообщил о готовом эскизе картины «Велизарий с мальчиком, просящий милостыни».

 

Анализируя краткий обзор выставки 1836 года, данный в «Художественной газете» Н.В. Кукольником, можно сделать вывод о ее масштабности (580 произведений) и разнообразии (архитектурные проекты, скульптура, живопись, графика). 8 октября экспозицию посетили император Николай I и императрица Александра Федоровна, которые «обозревали все художественные работы с одобрительным вниманием и снисхождением». Среди многочисленных работ архитекторов, скульпторов, живописцев и графиков произведения кисти Петра Захарова не потерялись. «С особым удовольствием, — писал критик, — должны мы упомянуть о небольших картинах Заболотского, Печенкина, Захарова и Плахова»

В ряду портретов, представленных на выставке, кисти Захарова принадлежали изображения художников А.В. Тыранова и Я.Ф. Капкова … К сожалению, местонахождение этих работ в настоящее время неизвестно. Появление изображений товарищей по Академии в творчестве П. Захарова не случайно. Они были созданы в том же году, что и графическая серия М.И. Скотти. Альбом Скотти был приобретен П.Н. Третьяковым у Любови Максимовны Рамазановой, вдовы скульптора Николая Александровича Рамазанова, сокурсника Скотти и Захарова. Среди портретов — единственное достоверное изображение Петра Захарова. Письмо «армянин Нерсесов и чеченец Захаров» (1836, ГТГ) исполнен в технике итальянского карандаша с «растушкой». Живой, с улыбкой на устах, кокетливыми усиками и лучистым взглядом светлых глаз, Захаров изображен как петербуржец из художественной среды. На плечи накинут плащ, лихо заломлен на бок берет, небрежно повязан шейный платок. Туго накрахмаленный белый воротничок подчеркивает бледность лица.

В отчете Общества поощрения художников, прочитанном конференц-секретарем В.И. Григоровичем в апреле 1837 года, говорится: «Захаров и Печенкин, обязанные своим образованием и успехами попечению Общества, из коих первый доставил на академическую выставку картины « Велисарий », « Гадание в карты » (10) и несколько портретов, а последний — три картины, изображающие русские сцены, удостоились звания художников императорской Академии художеств и выбыли из числа наших воспитанников. Комитет, в уважении их доброй нравственности и оказанных успехов на поприще изящных искусств, наградил их единовременно ».

Совет Академии возвел Петра Захарова, «живущего на своей квартире», в звание свободного художника 10 августа 1836 года. При этом отмечалось, что «он весьма приятно пишет портреты и a l’aquarelle» (14). Несмотря на решение Совета, официальный документ — «аттестат» — был выдан Захарову только 4 февраля 1837 года. Началась новая самостоятельная жизнь «свободного художника». В письмах к П.Н. Ермолову он писал, что «занимается портретами» и дает уроки рисования. Круг его заказчиков ограничивался добрыми знакомыми по Академии, а также их родственниками. Во время петербургского периода жизни портретист исполнил изображения представителей семей Ладыженских — Исленьевых — Самсоновых. В основном это камерные по форме, небольшого размера холсты, а представленные на них модели сидят в креслах с книгой или рукоделием в руках.

Жить исключительно на частные заказы было непросто. Художник постоянно нуждался, и ему приходилось часто переезжать с квартиры на квартиру … В 1840 году Захаров исполнил копию портрета Николая I «во весь рост, картина в аршин, в общем генеральском мундире, в 300 рублей» с оригинала любимого императором прусского живописца Ф. Крюгера. Одновременно портретист написал с натуры изображения Е.В. Воейковой (местонахождение неизвестно), Бороздиной (имя портретируемой и местонахождение портрета неизвестны) и купца Жадимеровского (ГЭ, имя портретируемого и местонахождение портрета неизвестны).

Октябрем 1840 года датируется «Портрет неизвестной дамы с детьми» (частное собрание; местонахождение неизвестно), поступивший на экспертизу в Третьяковскую галерею в 2005 году. В 1980-е годы произведение принадлежало московскому владельцу Я.М. Шапиро. В диссертации Т.А. Мазаевой этот портрет был включен в список подлинных произведений мастера и определен как изображение А.Г Ермоловой с детьми. Однако в это время Ермоловы находились в Москве, а художник в Петербурге. Никаких упоминаний о работе над изображениями Ермоловых в их переписке не встречается.

 

В подписи художника присутствует редкая констатация места его рождения: «Захаров Дадаюртский». Подобное написание встречается в «Портрете неизвестного на фоне интерьера» (1840, ГЭ). Учитывая совпадение размеров и датировку, можно предположить, что Захаров написал парные изображения отца и матери с детьми.

 

В декабре 1840 года художник получил место рисовальщика в Военном министерстве. За это время им было выполнено более 60 рисунков обмундирования и вооружения российской армии, из которых к настоящему времени найдено 37. За высокую технику и мастерство исполнения он дважды поощрялся денежным вознаграждением (5 апреля 1841 года — 250 рублей и 10 января 1842 года — 175 рублей). «Поправка денежных обстоятельств» привела к улучшению его жилищных условий… В феврале 1842 года Захаров обратился с прошением в Совет Академии художеств для получения программы на звание академика. Однако резкое ухудшение здоровья заставило его сменить «гнилой» петербургский климат. В конце апреля 1842 год он переехал в Москву и поселился в доме Петра Николаевича Ермолова, поблизости от Тверской, в Чернышевском переулке, № 236 (ныне Вознесенский пер., 6). Начался весьма плодотворный московский период творчества художника и рисовальщика. Через год он получил долгожданное звание академика за «Портрет А.П. Ермолова» (1843, ГРМ).

Однако прогрессирующая чахотка помешала ему до конца реализовать свои творческие планы. В 1846 году Петр Захаров скончался в тридцатилетнем возрасте и был похоронен в Москве (место его погребения пока обнаружить не удалось). На общем собрании Академии художеств 29 сентября 1846 года В.И. Григорович сообщил о кончине художника Петра Захарова, «чеченца по происхождению, … отличившегося и необыкновенно обещавшего в сем роде живописи».

Самым ранним из приобретенных П.Н. Третьяковым произведений Петра Захарова следует считать «Портрет доктора Ф.И. Иноземцева »(1844, ГТГ). Сохранилось письмо Н.А. Постниковой к собирателю от 7 марта 1883 года … Корреспондент — Наталья Алексеевна Постникова (1788-1885), жена московского купца 3-й гильдии Петра Ивановича Постникова (1783-1865). Их хлебосольный и теплый дом в Кудрине, в приходе церкви Покрова Пресвятой Богородицы охотно посещали многие представители русской интеллигенции, в том числе историк П. Киреевский, писатель Н.В. Гоголь и поэт Н.М. Языков. Этот дом стал родным и для художника. У Постниковых было трое взрослых детей: сын Иван (1813-1882), ставший впоследствии известным врачом, дочь Александра (1818-1846) — супруга Петра Захарова, и младший сын Сергей (1838-1880), будущий художник.

Через пять лет после первого приобретения П.М. Третьяков получил новое предложение. «Живо помню, как десять лет назад Вы желали купить написанный Захаровым портрет Грановского, — писал 4 июня 1888 года литератор и переводчик Евгений Федорович Корш, — а покойная сестра моя, которой он принадлежал, ни за что не хотела с ним расстаться. Став, по кончине ея, единственным владельцем портрета и также уж недолговечным стариком, я теперь охотно передал бы его в прекрасную галерею Вашу за цену, в которой мы, вероятно, тотчас бы сошлись, разумеется, по предварительном осмотре Вами картины по адресу».

«Портрет ТН. Грановского» (1845, ГТГ) принадлежит к подлинным шедеврам кисти Петра Захарова и является одной из истинных жемчужин коллекции П.М. Третьякова. Художник, безусловно, находился под обаянием личности известного историка. Портретист выбрал «контрапостный» поворот фигуры и головы, передающий внутреннюю энергию образа. Тридцатидвухлетний ученый представлен в расцвете сил и творческой деятельности. Захаров выделяет высокий лоб мыслителя. Белый, туго накрахмаленный воротничок подчеркивает аристократическую бледность его лица. Мягкие волосы, ниспадающие на плечи, щеголеватый шейный платок и, наконец, изящная трость с рукоятью-змейкой — все это свидетельствует о художественной натуре Грановского. Портрет дополняет характеристику, данную ему современником: «Огромная начитанность, изумительная память, тонкая образованность и вкус, наконец, самая наружность, верно передававшая его лучшие внутренние качества, все это вместе делало Грановского одним из самых значительных и влиятельных лиц и в университете, и в образованном московском обществе». Изображение историка ТН. Грановского органично дополнило портретную галерею «людей, дорогих нации», планомерно собираемую П.М. Третьяковым.

 

Наряду с П.М. Третьяковым, художественное, в основном графическое наследие Петра Захарова привлекло внимание еще одного московского собирателя — Ивана Евменьевича Цветкова. Имевшийся в его собрании холст, получивший первоначально название «Чеченец», уточненное позднее как «Чеченец в бурке» и даже автопортрет, по легенде, был куплен прежним владельцем в 1849 году у старьевщика Губермана-младшего всего за 50 рублей. Последнее определение этой работы как автопортрета встречалось и до сих пор встречается в популярных публикациях о художнике. Однако не учитывается то обстоятельство, что в 1843 году (дата исполнения картины) Петру Захарову было около двадцати семи лет, а на полотне представлен мужчина зрелых лет с пышными усами.

Цветков приобрел целую папку с рисунками, исполненными художником в технике итальянского карандаша. Это — погрудные изображения сидящей женщины в профиль (инв. 6722), юноши (инв. 6723), молодого человека (инв.6721), насчитывающие семь произведений. Они созданы непосредственно с натуры. В целом эти листы наглядно демонстрируют прекрасную школу академического мастерства по части рисунка. Художник прекрасно знает пластическую анатомию, умеет разместить фигуру в пространстве, виртуозно владеет техникой карандаша «с растушевкой». Все это свидетельствует о том, что эти не датированные листы выполнены в зрелый период его творчества, во время пребывания художника в Москве. После смерти коллекционера И.Е. Цветкова его собрание по завещанию было передано в 1925 году в Третьяковскую галерею.

 

Следующим важным для галереи приобретением был «Портрет детей Ермоловых» (1839). Со дня написания это произведение хранилось в семье Ермоловых, но в 1928 году наследница славных предков, москвичка М.Н. Ермолова решила расстаться с их изображением. Портрет детей Петра Николаевича Ермолова решен как жанровая сценка.

 

В 1938 году, из Ленинградской закупочной комиссии в Третьяковскую галерею поступил «Портрет неизвестного» (1840). По определению Н.Ш. Шабаньянца, портретист запечатлел Льва Александровича Волкова (1790—1852), первого учителя Захарова. Однако эта атрибуция вызывает сомнение. Петербургское происхождение полотна и датировка свидетельствуют, что оно было исполнено в период пребывания живописца в северной столице, тогда как художник Волков безвыездно жил и работал в Москве. Это было последнее поступление работ Захарова в галерею (отсутствуют данные о поступлении в то время «Портрета казака» – О.Б.) Таким образом, в сокровищнице русского искусства сложилась самая большая коллекция из семи живописных полотен и девяти графических работ (в ГРМ — два произведения, в ГЭ — пять), отражавших различные грани таланта этого мастера.

В 1962-1963 годах по решению советского правительства ряд произведений Петра Захарова ( «чеченец в Бурке», «Портрет неизвестного» и три рисунка) были переданы в открывшийся Музей изобразительных искусств Чечено-Ингушской АССР. На данный момент все они считаются пропавшими во время военных действий в Чечне в начале 1990-х годов. Но хочется верить, что работы кисти Петра Захарова не канули в лету, и мы еще станем свидетелями их долгожданного обретения ». [По новым данным, отреставрированные в Москве произведения П.З.Захарова, которые считались погибшими: «Портрет чеченца в папахе», портрет Ладижденского, портрет детей П. Ермолова, возвращены в музей — О.Б.].

 

Вот какие сведения о П.З. Захарове -Чеченце, Петре Захаровиче дает Википедия [1].

Несомненно, что в лице П. З. Захарова русская школа имела большую художественную силу, и можно только удивляться, почему он остался малоизвестен большой публике, а его биография — так тесно связанная с выдающимися людьми и событиями того времени и касающаяся нашего — остаётся неизвестной даже в общих чертах. «Чеченец» и ничего более[.

 

Ф. М. Уманец

 

Согласно другим источникам, документы о судьбе Захарова до 1825 года отсутствуют. Впоследствии он подписывал свои картины «Захаров из чеченцев», «Захаров-Чеченец» или «Захаров-Дадаюртский».

В 1833 году Петра Захарова зачислили в Петербургскую академию художеств. Устав Академии не позволял принимать «инородцев» и крепостных, поэтому он был принят вольнослушателем. В 1836 году Пётр Захаров окончил Академию художеств, получил аттестат, право почётного потомственного гражданина и звание свободного художника.

 

В августе 1834 года был удостоен Второй серебряной медали за картину «Старуха, гадающая в карты». Его популярность как художника быстро росла. Он, как хороший портретист, был рекомендован, в частности, Н. Н. Муравьёву и Е. А. Арсеньевой, которая хотела заказать портрет своего внука — Михаила Лермонтова[ Известный художник Карл Брюллов называл Захарова своим преемником в области портретной живописи].

 

Захаров дружил с  Михаилом Юрьевичем Лермонтовым. Есть предположение, что именно непростая судьба Петра Захарова вдохновила Лермонтова на создание поэмы «Мцыри».

В 1836 году стал ухаживать за Глафирой Львовной, дочерью художника Льва Волкова, у которого учился живописи. Захаровым был написан портрет своей возлюбленной. Но родители сочли эту партию для своей дочери неудачной. Глафиру вывезли на Кавказ и выдали замуж за французского эмигранта Бертье де-ла-Гарда.

 

Чтобы поправить материальное положение, в 1840 году он поступил на службу в департамент военных поселений Военного министерства в качестве рисовальщика. «Потеряв здоровье и при этом надежды быть отправленным за границу, я покорился судьбе, решил избрать хоть немного, но верный кусок хлеба», — писал он в 1841 году. Но в следующем году болезнь обострилась и Захаров был вынуждено оставить службу.

В 1843 году Захаров выполнил поясной портрет генерала Алексея Ермолова, за который Академия художеств удостоила его золотой медали и присвоила звание академика[.

 

Он переехал в Москву, где сблизился с семьёй известного лекаря И. П. Постникова. 14 января 1846 года в церкви Покрова Богородицы в Кудрине венчался с его сестрой Александрой Петровной Постниковой. Шафером был генерал Алексей Петрович Ермолов. Через несколько месяцев А. П. Постникова умерла от чахотки и 15 июня в той же церкви её отпел.

 

В конце лета 1846 года в Москве скончался от чахотки и сам художник. Он был похоронен на Ваганьковском кладбище в семейном захоронении Постниковых, родственников жены художника.

 

В июле 2017 года исследовательницей биографии Захарова, кандидатом филологических наук Мадиной Хасмагомедовной Шахбиевой была найдена могила четы Захаровых.

Из работ Захарова известны написанные маслом портреты генерала А. П. Ермолова, доктора Ф. И. Иноземцева (1844), профессора Тимофея Грановского (1845) и Постниковой (1845) и рисованные карандашом портреты семейства Постниковых, доктора Ивана Петровича Матюшенкова, композитора Петра Булахова, самого художника и др. Все эти произведения находятся в Третьяковской галерее, в Москве. Писал Захаров-Чеченец в основном портреты.

 

Рисунки обмундирования, вооружения и знамён, выполненные Захаровым в период работы в департаменте военных поселений можно увидеть в книге А. В. Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» (СПб., 1841-1862). Из 60 рисунков, сделанных им за этот период, к 2011 году было найдено 37.

 

В 1929 году несколько работ Захарова из коллекции Третьяковской галереи были переданы в Чечено-Ингушский республиканский краеведческий музей в Грозном. В 1962—1963 годах ещё несколько картин («Чеченец в бурке», «Портрет неизвестного», три рисунка) были переданы во вновь созданный музей изобразительных искусств Чечено-Ингушетии. Все они считаются пропавшими в ходе боевых действий.

 

В 1944 году, после депортации чеченцев и ингушей, Захаров также был «репрессирован» — созданный им портрет Лермонтова приписали кисти Филиппа Будкина. Но после реабилитации вайнахов был «реабилитирован» и настоящий автор портрета.

 

В 2012 году портрет Краевского работы Захарова был продан на аукционе Сотбис более чем за один миллион фунтов.

В мае 2013 года в Париже был обнаружен прежде неизвестный портрет Алексея Николаевича Киреева кисти Петра Захаров. В марте 2018 года был найден выполненный акварелью ранее неизвестный портрет работы Петра Захарова, на котором изображён адъютант великого князя Михаила Павловича Яков Ростовцев. В декабре 2018 года вновь обретён портрет родственницы М. Ю. Лермонтова Екатерины Столыпиной, выполненный в технике литографии. Оригинал картины хранится в Художественном музее имени Ц. С. Сампилова в Улан-Удэ.

 

Как показало исследование М. Х. Шахбиевой, Захаров изображён на картине пейзажиста Григория Чернецова «Парад 6 октября 1831 года в Петербурге». Список лиц, которые должны были быть изображены на картине, утверждался лично императором Николаем I. В опубликованном впоследствии списке персонажей из числа зрителей Захаров фигурировал под номером 204.

До начала первой чеченской войны в Грозном работал Чечено-Ингушский республиканский музей изобразительных искусств имени Петра Захарова.

 

В 1976 году в Грозном прошла научно-практическая конференция «Живописец Пётр Захаров», посвящённая 160-летию со дня рождения художника.

 

Картина Захарова «Пустынные пастбища днём» упоминается в книге американского фантаста Энтони Марры (англ.)русск. «Царь любви и техники».

 

В 2016 году имя Петра Захарова присвоено грозненской детской художественной школе № 2.

 

К 200-летию художника Союзом писателей Чечни была выпущена юбилейная медаль «Академик Пётр Захаров».

 

5 октября 2017 года в Грозном открылся сквер имени Петра Захарова.

 

Конверт СССР 1961 года.

 

В 2016 году были проведены юбилейные выставки картин Петра Захарова в Москве, Санкт-Петербурге и Грозном. В столице Чечни открыт мемориальный комплекс на пересечении улиц С. Лорсанова и М. Гайрбекова. Творческое наследие Петра Захарова получило высшую оценку — его произведения хранятся в лучших музеях не только страны, но и за рубежом, а также украшают частные коллекции по всему миру. Большая работа по увековечению памяти Петра Захарова проведена по линии Союза писателей ЧР. В 2016 году был издан альбом-каталог «Художник Петр Захаров», увидела свет вторая книга «Петр Захаров-Чеченец» известного писателя, лауреата Государственной премии в области литературы, председателя Союза писателей ЧР Канты Ибрагимова. Презентации данной книги в юбилейном году состоялись в Москве в Центральном доме литераторов, в Тегеране и Харбине. Также в серии «Жизнь замечательных людей» вышла книга Алауды Мусаева «Петр Захаров из чеченцев».

 

Литература о П.З. Захарове:

 

Захаров, Петр Захарович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 86 т. (82 т. И 4 доп.). — СПб., 1890-1907.

Академик Живописи П. З. Захаров: Матер. науч. конф., посвященной изучению и популяризации жизни и творчества художника из чеченцев. — Гр., 1976.

Андронников И. Л., Дмитриев Л. А., Зильберштейн И. С. и др. Памятники культуры: новые открытия. — М .: «Наука», 1977. — С. 334-345. — 472 с. — 18 400 экз.

Ахмадов Я. З., Хасмагомадов Э. Х. История Чечни в XIX-XX веках. — М .: «Пульс», 2005. — 996 с. — 1200 экз. — ISBN 5-93486-046-1.

Бойцова Т. И. Изобразительное искусство Чеченской Республики / Хабарова М. В .. — гр .: АО Издательско-полиграфический комплекс «Грозненский рабочий», 2018. — С. 80-81. — 256 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-4314-0326-2.

Вилков А. И., Владимиров А. П., Подстаницкий С. А., Рыклина М. В. Вернём Грозному музей / Петюшенко В. М .. — М .: Сканрус, 2002. — 192 с. — 1000 экз. — ISBN 5-93221-028-1.

Гешаев М. Б. Знаменитые чеченцы. — Гр .: Седа, 1999. — Т. 1. — 644 с. — 2000 экз.

Ибрагимов К. Х. Академик Пётр Захаров. Романтизированная биография. — Гр .: Изд-во М. и В. Котляровых (ООО «Полиграфсервис»), 2013. — 280 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-93680-628-5.

Кропивницкая Г. Д. Новое о художнике П. С. Захарове // Памятники культуры: Новые открытия. — М., 1977. — С. 334-345.

«Мой Петруша чеченец …» Письма … // Московский журнал. — 2014. — № 1. — С. 10-19, 66-76. — ISSN0868-7110.

Молева Н. М. Кто ты, Мцыри? // Журнал русской культуры: журнал. — М., 2003. — № 2.

Шабаньянц Н. Ш. Академик П. С. Захаров. — Гр., 1974. — 58 с.

Шабаньянц Н. Ш. Жизнь и творчество художника П. С. Захарова. — Гр., 1963. — 83 с.

Шахбиева М. Х. Пётр Захаров-Чеченец — известный и неизвестный // Дош: журнал. — 2016. — № 2. — С. 62-64.

Шахбиева М. Х. Где похоронен прототип Мцыри? // Газета «Троицкий вариант — наука». 2017.

 

Обратимся к статье Нунуева С.-Х.М. «Чеченцы. Художники. Петр Захаров »[6,]

«15 сентября 1819 года после ожесточенного штурма крупными силами во главе с генерал-майором Сысоевым был полностью разрушен и взят один из значительных чеченских аулов на правом берегу Терека — Дады-Юрт. В кровопролитном и неравном сражении против хорошо вооруженных царских войск активное участие принимали все жители села, в том числе женщины и дети. Царские войска вошли в аул, покинутый оставшимися в живых жителями. Но той же ночью оставили его сами, боясь ночного нападения чеченцев, которые развели вокруг села костры и беспорядочно стреляли в село.

 

Чеченский народ свято хранит в своей памяти героических дадыюртовцев. Об этом свидетельствует и песня, сложенная народом в честь защитников аула. Большие потери понесли и войска. В этом сражении они потеряли треть своего состава.

 

Когда после ожесточенного сражения русские начали уносить с поля убитых и раненых, солдаты нашли умирающую молодую мать, на груди которой лежал израненный трехлетний малыш, который был доставлен к командующему отдельным Кавказским корпусом генералу-лейтенанту А. П. Ермолову. Последний передал его на выхаживание казаку станицы Бороздинской Захару Недоносову, находившемуся при хозяйстве командующего. Позже к казаку попадает и другой сирота — мальчик-лезгин. Имя приютившего отца послужило основой для фамилии двух маленьких пленников, чеченец стал Петром Захаровым, лезгин — Павлом Захаровым.

 

В исследование биографии и творчества П. З. Захарова самый заметный вклад внес искусствовед и архитектор Н. Ш. Шабаньянц, который посвятил этому благородному занятию много лет…

 

В 1842 году он [Захаров – О.Б.] получает заказ от Академии на написание портрета генерала А.П. Ермолова. В августе следующего года портрет был готов. Эта работа оказалась экзаменом на высшее мастерство. За нее он получил звание академика. Портрет Ермолова и некоторые другие работы художника «из чеченцев» заслуженно вошли в сокровищницу русской живописи XIX века. В том же году он пишет свой знаменитый автопортрет в бурке с ружьем, который находился до января 1995 г. в Грозном в музее изобразительных искусств. И хотя он не имел никакой живой связи с родиной, Захаров всегда чувствовал себя чеченцем. Об этом свидетельствует автопортрет: черные густые брови, типичный чеченский нос, острый взгляд, узкие, заметно впалые щеки, густые большие усы. Его желание подчеркнуть свое происхождение видно и по одежде, в которой изобразил себя художник, хотя никогда не носил ее: мохнатая горская шапка, нужно подчеркнуть, не парадная, а простая, пастушья, затем бурка и ружье в чехле, перекинутое через плечо. Не будет ошибкой сказать, что Захаров всю жизнь должен был испытывать тоску по своему народу и родине, иначе чем объяснить, что мальчик, выросший в генеральской семье, воспитанный в Академии художеств в Петербурге и всю жизнь проживший в столицах России, считал необходимым подчеркивать на всех своих произведениях, что он «из чеченцев», родился в Дады-Юрте и изобразил себя в горской одежде».

Приведем несколько комментариев к этому тексту с Internetu:

СВОЛОЧЬ..ермолов , СНАЧАЛА СЖЁГ ДОМ И СЕЛО МАЛЬЧИКА , УБИЛ ЕГО РОДИТЕЛЕЙ, ВСЮ СЕМЬЮ, РОДСТВЕННИКОВ. УБИЛ ЖЕНЩИН, ДЕТЕЙ, СТАРИКОВ ! А ПОТОМ ПОНИМАЕШЬ ЛИ СЕРДЦЕ У ТЕРРОРИСТА ермолова ЁКНУЛО . ермолов варвар и убийца!!! СИРОТОЙ ЗАХАРОВА СДЕЛАЛ ермолов генерал с маленькой буквы.

 

Ас – Сиддыкъ:

Йа Аллах сколько пришлось пережить и сколь было испытаний моей нации, и по сей день нет нам покоя…

 

Добавим, что в эти годы продолжались военные действия России на Кавказе. И то, что царь собственноручно вычеркивал фамилию П. Захарова из списка на поездку для стажировки в Италию, на которую Петр Захаров имел полное право, свидетельствует о враждебном отношении к нему как к чеченцу.

 

 

 

 

 

ИТОГ.

Поскольку свою деятельность коллекционера П.М. Третьяков начал в 1856 году — при жизни П.З. Захарова (1816-1846) ни одна из его картин или рисунков попасть к Третьякову не могла. В приведенной выше статье Людмилы Маркиной «Работы художника Петра Захарова в собрании Третьяковской галереи» подается четкая информация о поступлении в Третьяковку картин и рисунков П.З. Захарова. При этом отмечается, что последнее поступление состоялось в 1938 году. «Портрет казака» в этом списке отсутствует. Вернемся снова к разговору Сайд-Эмина Ибриева с Е.М. Ацаркиною, заведующей отделом по изучению художников первой половины XIX в., которая отметила, что: «Других картин художника в Третьяковской галереи не было, но там раньше были ещё две картины, которые сейчас хранятся в музеях Воронежа и Ворошиловграда».

В Российской Федерации города с названием «Ворошиловград» не было. Украинский город Луганск назывался Ворошиловградом в 1935-1958, 1970-1990 годах. Встреча Ибриева и Ацаркиной состоялась в 1958 году. Известно, что картина «Рыбак» хранится в Воронежском областном художественном музее. Так что в Ворошиловградский (ныне — Луганский — О.Б.) областной художественный музей попал именно «Портрет казака», и произошло это, по данным Медины Шахбиевой, 25 января 1954 года. По ее же показаниям, портрет попал в фонды Государственной Третьяковской галереи в 1938 году от Ленинградской закупочной комиссии вместе с портретом Л. Волкова — учителя П.З. Захарова, но, в отличие от портрета Волкова, он не был подписан или подпись была стерта, поскольку в России, которая постоянно вела войны на Кавказе, негативно относились к жителям Кавказа, в том числе и к чеченцам.

Меда Шахбиева считает, что на картине изображен грузинский царевич, который был родственником жены Петра Николаевича Ермолова — опекуна Петра Захарова, Анны Григорьевны Оболонской, сестра которой Анастасия Григорьевна была в браке с сыном последнего грузинского царя Георгия XII — Ильей Григорьевичем Грузинским.

 

На наш взгляд, этот портрет был написан в годы расцвета таланта Петра Захарова, а именно: в 1840-х годах. Важно было бы узнать, как и от кого портрет попал в Ленинградскую закупочную комиссию. Он мог быть передан от какого-то частного лица, возможно, потомка изображенного «казака». Это можно было бы выяснить, исследовав архивные материалы Ленинградской закупочной комиссии, что в будущем Мадина Шахбиева и собирается сделать. Данные, приведенные выше, были получены автором статьи во время телефонного разговора с Медой Шахбиевой в августе 2019 года.

 

Обращает на себя внимание и определенная непропорциональность изображения казака — его левая рука будто срезана. Это дает основание предположить, что нижняя часть картины была отрезана, а вместе с ней и подпись художника. На наш взгляд, это могло произойти до передачи портрета Третьяковской галереи. Так что надо продолжать поиски и, возможно, работа М. Шахбиевой с документами Ленинградской закупочной комиссии даст желаемый результат.

 

Безусловно, «Портрет казака» был и остается украшением фондовой коллекции Национального заповедника «Хортица». Информация о жизни и творчестве его автора благодаря Мадине Шахбиевой добавила ему веса и открыла новые возможности в его использовании, например, в выставке одного предмета, в подготовке телепередачи и тому подобное.

 

Литература:

 

  1. Захаров-Чеченец. https://ru.wikipedia.org/wiki/
  2. Ибриев Мохаммед Эмин-Сайд-Эминович. Первый исследователь жизни и творчества академика Императорской Академии живописи Захарова-      Чеченца Петра Захароваича. // ВЕСТНИК НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ №     1(37). Том 1. – М., 2018. С. 20-25.
  3. Ибриев Сайд-Эмин Сайдаевич.«Академик Захаров» //«Ленінан некь», август 1958 г.
  4. Луганский областной художественный музей https://ru.wikipedia.org/wik.
  5. Маркина Людмила.Работы художника Петра Захарова в собрании Третьяковской галереи: Историческая хроника. №3 2011 (32).
  6. Нунуєв С.-Х.М. «Чеченцы. Художники. Петр Захаров»

https://litresp.ru/chitat/ru/Н/nunuev-s-h-m/chechenci/14.

 

  1. Паспорт № 84 реставрации памятника истории и культуры (подвижной) декабря 2005 С. 1-12
  2. Фонды Национального заповедника «Хортица». Дело 12 лист 3.
  3. Шахбиева М. «Где похоронен прототип Мцыри?». «ТРОИЦКИЙ ВАРИАНТ — НАУКА» N 16 (235).

 

О.Борисенко

Поделиться в соц.сетях:

Последние новости

Все новости
2.07.2020

Изменены часы работы 4 июля!

Уважаемые гости ! 4 июля "Запорожская Сечь" работает с 9 до 16 часов !

Читать полностью
21.06.2020

Внимание! Для СМИ. Пресс-релиз к открытию выставки

24 июня 2020, в 12.00, в Музейных студиях «Город за порогами» состоится открытие новой экспозиции «Где есть бои - там есть герои». Выставка посвящена великой истории украинского казачества и её...

Читать полностью
16.06.2020

Приглашаем на экшн-сказку на «Запорожскую Сечь»

Приглашаем Вас с детками 26 июня в 18.00 на "Запорожскую Сечь" на Хортице посмотреть современную сказку. Для детей от 3 до 40+. О невероятных приключениях Зайца и Ежика, безумные танцы...

Читать полностью