Про картину П. Захарова «Портрет Козака»

24.02.2020

Про картину П. Захарова «Портрет Козака»

 

                «ПОРТРЕТ КОЗАКА»


 

         У лютому 1972 року з Ворошиловградського (нині — Луганського) обласного художнього музею імені Артема) до фондів Державного історико культурного заповідника «Хортиця» (нині – Національного заповідника «Хортиця») надійшло вісім творів, серед яких був «Портрет козака» невідомого художника, І половини 19 ст. (Акт № 1/4 від 08.02.1972 р.) [8, 3]. Портрет намальований на полотні олійними фарбами, має розміри 90х70 см. і добрий стан збереженості. Рама 103,5х87,7см. Отримувала ці предмети для заповідника завідуюча експозиційним відділом Т.К. Шевченко. Пізніше вона розповіла, що адміністрація заповідника сподівалась отримати копію картини І.Ю. Рєпіна «Запорожці пишуть листа турецькому султану», але замість «Запорожців» заповіднику передали «Портрет козака», який тематично ніяк не був пов’язаний з історією запорозького козацтва, оскільки на ньому був зображений не запорозький козак, а скоріше кавказький князь. Так випадково цей портрет опинився у фондах заповідника.

         Портрет пригорнув до себе увагу автора статті високим рівнем виконання, що свідчило про непересічний талант художника і наводило на думку, що він отримав гарну художню освіту, а саме: у Петербурзькій Академії мистецтв.

         У складеному  2003 року  автором статті Огляді творів групи зберігання «Живопис» подається такий опис «ПОРТРЕТ КОЗАКА» (КН- 1044/інв. Ж-17): «На темному тлі поясний портрет молодого козака, розвернутого тулубом на 3/4 вправо, обличчям —  майже анфас.

         Козак вбраний у білу сорочку з золотавим комірцем-стійкою, чорний або темно-синій чекмень, на червоній підкладці, облямований по краях двома тонкими стрічками золотавого кольору, з червоними обшлагами, облямованими такими ж стрічками. Поверх чекменя  накинуто темно-коричневий плащ. Правою рукою козак спирається на якусь підставку, у лівій тримає підвішений на поясі кинджал. На його голові висока чорна смушкова (або каракулева) шапка зі шликом вишневого кольору з двома жовтими смугами.

Обличчя козака вродливе, трохи продовгувате, з високим чолом. З-під широких брів пильно дивляться на глядача зеленкуваті очі. Ніс дещо продов-гуватий з невеличкою горбинкою. Над зімкнутими вустами недовгі ретельно підстрижені вуса, кінці яких трохи загнуті донизу «підковкою».

         Перед нами спокійна впевнена у собі людина, своєрідний денді, про що свідчать дбайливо доглянуті руки з довгими, відполірованими  нігтями.

         Картина виконана на високому мистецькому рівні.

         На звороті картини па підрамнику унизу напис білою фарбою: «ЛХМ Ж-р/ 112». На лівому куті підрамника наклеєно ярлик з написом: «№ 112 русск.иск. «Ж». Неизвестный художник нач. 19  ст. Портрет казака. ЛХМ. Х.,м. 70,3х89,5.»

         На звороті профільованої рами, вкритої фарбою «під золото», угорі справа, прибито овальну алюмінієву бірку з написом: » Г. 7. Г. 1462. Худ. рамы. 46 г.» (бірка була втрачена при заміні рами у 2005 р. Стара рама не збереглась.)

Збереженість: невеликий осип фарби на шапці. Рама пошкоджена на лицьовій стороні унизу.

         У 2005 р. картину було реставровано запорізьким реставратором Н.Б. Блізняковою. У паспорті, складеному нею, було зазначено, що « підставою для проведення реставрації була потертість по краях полотна, пошкодження з втратою  шару на головному уборі козака» [ 7,  1-12 ].

          У п.V. Основні відомості по історії пам’ятника записано: »Портрет козака» написаний на дрібнозернистому полотні. Полотно дубльоване на нову основу. Ця основа потемніла і має  прориви по кромці-торцю угорі. Неправильно  стягнуті  кути. В деяких місцях цвяхи проржавіли і прорвали полотно. На фарбовому шарі помітні сліди реставрації. У лівій верхній частині  три фрагмента. У лівій частині біля руки зведені  прориви. Тонування на обличчі, його правій руці і справа на картині на тлі».

Під час реставрації були проведені такі роботи: знято пил, підведено левкас в місцях його відсутності, тонування в місцях підведення левкасу, покриття лаком.

Незадовго до подій 2013-2014 року  автор статті написав листа до адміністрації Луганського обласного художнього музею з проханням надати відомості про те, звідки і коли до фондів музею потрапив «Портрет козака» і хто є його автором. На лист була отримана відповідь (листування не збереглось) про те, що портрет надійшов до фондів музею до 1941 року, з початком війни загинула переважна більшість творів і вся облікова документація. Збереглося тільки двадцять  картин, у тому числі і «Портрет козака». Підтвердження інформації про майже повну загибель довоєнної колекції музею ми знаходимо  і в Interneti.

«Колекція Луганського обласного художнього музею почала формуватися в січні 1920 року, і вже у 1924 році нараховувала більше 1000 експонатів. Її основу складали картини, меблі, порцеляна, вироби з бронзи, давньогрецький посуд, привезені з  Москви, Харкова і Одеси. У 1924 році музей було реорганізовано, і він отримав назву «Соціальний музей Донбасу». Пізніше його перетворили у краєзнавчий музей. В період несподіваного початку  Великої Вітчизняної війни фонди краєзнавчого музею не встигли вивезти, тому більшість експонатів була втрачена. Зі всієї   художньої колекції зберіглося лише 20 картин» [4].

В такій ситуації подальше дослідження картини здавалось неможливим, адже жодної зачіпки не було. І ось у червні 2019 року сталася несподіванка — до заповідника зателефонувала  Оксана Лобко, яка  назвалась  співробітницею Центру розвитку музейної справи та Асоціації благодійників України (м. Київ). Вона  сказала, що у фондах заповідника зберігається картина «Портрет козака» роботи російського художника Петра Захаровича Захарова, яка свого часу знаходилась у Третьяковській галереї у Москві. При цьому точно була названа дата передачі портрета до заповідника та   розміри картини.  Ці відомості, за її словами, пані О. Лобко отримала від московської колеги Меди Шахбієвої, яка багато років досліджує творчість П.З. Захарова. На наше прохання  через  О. Лобко московська колега надіслала нам чорно-біле зображення  «Портрета козака», яке було у неї. Воно повністю співпало з нашим кольоровим.

Через п. О. Лобко на наше проханняя Меда Шахбієва повідомила нам коли «Портрет козака» потрапив до Третьяковки і за яких обставин, а також коли він був переданий до Ворошиловградського обласного краєзнавчого (нині — художнього) музею. Відповідь ми отримали по вайберу наприкінці серпня 2019 р. Подаю її мовою оригіналу: «Наконец добралась до своих материалов. Не знаю насколько оно будет полезно, но вот все, что у меня по Казаку. В ГТГ (Государственная Третяковская галерея – О.Б.) он поступил из ЛЗК (Ленинградская закупочная коміисия – О.Б.). Инв. № ЛЗК 20-212, инв. ГТГ  — 20946. Поступил как «Русская школа сер. ХІХ в. Портрет казака». Куплен за 200 р.  Акт приема № 698 от 31.12.38. В 1953 г. на основании приказа № 275 начальника главного управления по делам искусств Министерства культуры СССР тов. Беспалова Н.Н. от 5 июля 1953  портрет  передан Донецкому (насправді Луганському – О.Б.)  художньому музею им. Артема Предметы принял по списку, в т.ч. и казака  Колосов В.Н. 25 января 1954 г. Єто пока все. По поводу атрибуции, то она не моя. «Захаров» появилось с вопровительным знаком в ГТГ, чем и привлекло мое внимание. Указано в книге учета фотодокументов. И еще надпись на обороте фотографии, сделаной с портрета».

         Під час телефонної розмови автора статті з Медою Шахбієвою, яка відбулась 2 вересня 2019 року, з҆’ясувались деякі деталі. Виявилось, що «Портрет козака» надійшов до Третяковської галереї у 1938 році разом з портретом вчителя П. Захарова – Л.А. Волкова, але на відміну від першого, підпису художника на ньому не було. Пані М. Шахбієва припускає, що підпис був пізніше знищений, оскільки П. Захаров підписувався як «Захаров – чеченець», або “Захаров з чеченців”, а у 1940-х роках у Радянському Союзі були гоніння на чеченців і тому хтось міг цей підпис стерти.

        Біографічна довідка. Мадіна Хасмагомедовна Шахбієва (Меда Гуно) народилась в м. Москві у 1960 р., кандидат філологічних наук, старший науковий співробітник  відділу історії інституту наукової інформації по суспільним наукам — ІНІСН РАН. Займається дослідженням художньої культури Росії першої половини ХІХ ст. Працюючи  в  федеральних  та регіональних архівах Росії, Мадіна Шахбієва виявила велику кількість документів, пов҆’язанных з  досліджуваним нею періодом і постатями: П.З. Захаровим, А.П. і П.М. Єрмоловими та  іншими [ 9].

У ході проведеного дослідження зясувалось, що насправді «Портрет козака» був переданий до Ворошиловградського художнього музею у 1954 році, а не у термін до 1941 року, як  повідомили нам співробітники музею у відповідь на наш лист. Отже якась інформація в музеї про портрет має бути, але чи облік погано налагоджений, або документація втрачена.

         Надана Мадиною Шахбієвою інформація дала нам змогу продовжити дослідження і отримати данні щодо біографіЇ художника і його творчістІ. З҆’ясувалось, що перша стаття, присвячена П.З. Захарову, була надрукована у березні  1958 року (автор — Н.Ш. Шабаньянц.  Выдающийся художник чеченского народа // Грозненский рабочий, 1958. № 46 (10272),  а друга – в номері газети     «Ленинский путь» в червні 1958 року (автор – Ш. Магомаєв. Дуьххьарлера нохчийн художник (Первый чеченский художник) // Ленинан некъ, 1958. № 43 (5317). Обидві статті написані з використанням дуже стислих данних з енциклопедій і інших загальновідомих джерел про цього академіка-чеченця та з використанням методів художньої інтерпретації з включенням непідт верджених повідомлень з невідомих джерел.  Фундаментальнимою ж за обсягом своїх досліджень на той час стала стаття  Сайд-Эміна Сайдаєвича Ібрієва «Академік Захаров» [ 3  ].

 Сайд-Эмін  Ібрієв раніше інших дослідив «архіви Єрмолових», які зберігались тоді в радянських архівах, а нині це архіви РДАДА, ОПІ ДІМ, РДІА і Державній Третьяковскій галереї. Але спочатку про самого Сайд-Эміна  Ібрієва (1926-2013). Ось що він написав у власноручній автобіографії у травні 2012 року: «Родился 21 мая 1926 года в селении Старые Атаги Грозненского района Чечено-Ингушской АССР в семье сельского учителя. Начал учёбу в средней школе № 15 города Грозного в 1935 году, где учился до начала Великой Отечественной войны.. После переезда в родное село в 1942 году начал работать, будучи подрост ком.

После восстановления Чечено-Ингушской АССР в июне 1957 году возвратился на Родину и работал на различных должностях — Старшим редактором Радиокомитета, Заведующим Отделом редакции газеты «Ленинский путь», секретарём Урус-Мартановского, Грозненского и Веденского Райкомов КПСС, Начальником Отдела цен Совета Министров, Госснаба, Министерства промышленности и энергетики ЧР. С мая 2002 года работаю Заместителем Председателя Республиканского Совета ветеранов Великой Отечественной войны и труда ЧР.

Избирался депутатом Верховного Совета ЧИАССР и членом Обкома КПСС. Имею 15 правительственных наград, в том числе медаль «За доблестный и самоотверженный труд в Великой Отечественной войне», а также орден «Серебряная звезда «Общественное признание».

Тяга до знань проявилась у Сайда Ібрієва дуже рано. Він раніше від своїх ровесників навчився не тільки чеченської мови, але і російської, що в той час було рідкістю.  Можливо, це передалось йому від бітька, який вже у 1920-і роки був відомий як просветитель, вчитель та збирач народних пісень.   Батько помер, коли Сайд-Еміну було п҆’ять років, але його мати, виконуючи останню волю чоловіка,  зробила все, щоб дати сину гарну освіту.

         У березні 1948 року  Сайд-Емін починає вивчати історію чеченського народу. Дивом зберегся зошит з написом про початок цієї роботи з написом: «Розпочато 5 березня 1948 року с. Мерке». Тут зібрані виписки з книг  М.Н. Покровського, М.М. Ханова, Н.Ф. Дубровіна, В.А. Потто, А.П. Берже і інших  істориків, лінгвістів та політиків.

         І тому цілком природньо, що Сайд-Емін Ібрієв, будучи у 1958 році слухачем Вищої партійної школи при ЦК КПРС, продовжив у Москві свої дослідження з історії чеченського народу. При цьому він цілеспрямовано досліджував життя і діяльність одного з головних учасників Кавказької війни – генерала О.П. Єрмолова. Під час досліджень він вийшов на так званий «Фонд Єрмолових», який зараз зберігається в Російському державному архіві древніх актів (РДАДА).

 Ось що пише Сайд-Емін Ібрієв у своїх спогадах про це:

«…мне удалось поработать в Центральном Военно-Историческом архиве и в Центральном Государственном архиве древних актов (ЦГДА) в Москве. В этих архивах хранятся ценнейшие документы по истории Кавказа, кавказских войн и документы по истории завоевания Чечни, личные архивы главнокомандующих русских войск, в их числе и генерала Ермолова А.П.

Трудно перечислить все интересные находки, ведь многие архивные документы не издавались в советское время. Например, в архиве генерала Ермолова Петра Николаевича (двоюродного брата генерала Ермолова, Алексея Петровича) в семье которого воспитывался чеченский мальчик (пленённый в Дада-юрте, взятый солдатом Захаром на воспитание, а затем переданный в семью Ермолова П.Н.), я нашёл личные письма этого мальчика, получившего фамилию Захаров (по имени спасшего его солдата Захара). Этот мальчик был очень одарённым художником и стал впоследствии Академиком живописи, а известный художник Брюллов считал его одним из талантливейших художников!…».

А все почалося з відвідання Державної Третьяковської галереї, де, як  Ібрієв  пише  у своїх нарисах про Захарова-Чеченця:

«…В залах, посвящённых первой половине XIX века, представлены картины известных русских художников А.А. Иванова, О.А. Кипренского, А.Г. Венецианова, К.П. Брюллова. В седьмом зале представлен портрет историка Т.Н. Грановского, который написан художником Захаровым Петром Захаровичем. Он написан с таким мастерством, что не верится, что написан рукою. Чуть продолговатое светлое лицо, из-под черных бровей смотрят вдаль черные глаза. Высокий лоб, прямой нос. Как живой кажется он на портрете. На этом портрете в правом нижнем углу рукою художника написано: — «Захаровъ, чеченецъ 1845»

Вот она, написанная чеченцем Захаровым картина! Захаров! Кто ты такой? Какое у тебя настоящее имя? Чей ты сын?

Эти вопросы, на которые нет ответа, промелькнули в моей голове. И я твёрдо решил всю энергию отдать поискам данных о нем.

Сегодня и с этого портрета, написанного Захаровым, мои поиски о его жизни и творчестве. Где и когда я найду данные о нем? Это не известно. Но я не меняя решения, начинаю свой путь поисков…».

Сайд-Эмін Ібрієв настільки сильно зацікавився долею Захарова-Чеченця, що присвятив весь свій вільний час вивченню життя і творчості цього героя.

Вивчивши нечисленні і до того ж стислі відомості про Захарова-Чеченця в Ленінській бібліотеці, він зрозумів, що цього недостатньо і тому знов прийшов до Третьяковки.

«…Там имеется отдел по изучению творчества художников первой половины XIX века. Очень душевно и тепло беседовала со мною, рассказывая мне как продолжать мои поиски, руководитель этого отдела Эсфирь Николаевна Ацаркина.

С искренним восхищением рассказывала она мне в своей беседе о художнике Захарове:

— Пётр Захарович Захаров был выдающимся талантливым художником, однако его жизнь и его происхождение не изучены и покрыты тайной.

Сейчас мы очень мало знаем о нем и даже то, что знаем не всегда достоверно. Имеющиеся сведения гласят: «В былые времена, когда царские войска войною покоряли Кавказ, когда на чеченской земле села и аулы пылали огнём, в это грозное время Захаров русскими войсками был пленён в местечке Дада-Юрт. В то время главнокомандующим на Кавказе был А.И. Ермолов, каким-то образом П. Захаров попал к нему. После этого, повзрослев, имея талант рисовать, он попал в Академию художеств в Петербурге.

— О художнике Захарове нет исследований, но эти исследования необходимы и это дело почётное. Исследования надо начинить в первую очередь в Ленинграде, так как основную часть жизни будучи художником, он провёл там. Он там учился, там прославился как художник. В Москве сведения о нем могут быть в документах о военных действиях на Кавказе, – сказала мне в заключение руководитель отдела Э.Н. Ацаркина.

Я внимательно слушал Эсфирь Николаевну, и узнал, что она поможет мне в моих поисках. И её помощь я не должен забывать, — думал я. Сердечно поблагодарив её за хорошие советы, я собрался уйти, но она спросила:

— А Вы смотрели картины Захарова, которые хранятся у нас?

Я, не поняв её вопроса, ответил:

— В залах только один портрет. Его я уже видел.

— Нет, в залах экспонируются не все произведения Захарова, некоторые находятся у нас в хранилище.

Желая их увидеть, я попросил Эсфирь Николаевну:

— Если это возможно, то мне очень хотелось бы увидеть их.

Выполняя мою просьбу, она дала мне разрешение осмотреть их.

Почти столько картин, сколько в залах галереи, находится и в хранилище.

Среди них собственноручно Захаровым написанные картины. Это:

  1. Портрет доктора Фёдора Ивановича Иноземцева, написанный в 1844 году. На нем надпись: «Захаров из чеченцев».
  2. Портрет Н.А. Постниковой (тёща художника) и на нем надпись: «Захаров – чеченец».
  3. Портрет неизвестного.
  1. Портрет детей Ермолова.

Кроме того, в отделе графики хранится большой карандашный рисунок (семейный портрет) Захарова. На этом портрете изображено 12 человек, среди которых и сам художник, который стоит в дверях, с очень приятным ликом и черными усами. На этой картине в правом нижнем углу стоит надпись: «Захаров, 1844 чеченец из Дадаюрта».

Этот портрет подарен Государственной Третьяковской галерее Илларионом Михайловичем Прянишниковым. Кроме того, имеются там ещё три карандашных рисунка.

Других картин художника в Третьяковской галерее не было, но там раньше были ещё две картины, которые сейчас хранятся в музеях Воронежа и Ворошиловграда.

На этом закончились мои поиски в Третьяковской галерее.

Через некоторое время я работал в государственном военно-историческом архиве. Там я провёл более двух недель, изучая документы военных действий на Кавказе в первой половине XIX века. Но о Захарове я ничего не нашёл.

Большую помощь в поисках фондов Ермоловых мне оказала сотрудница этого архива Надежда Павловна Жуковская. Эти фонды оказались в другом архиве…».

Так він опинився в Центральному (нині – Російському) державному архіві древніх актів.

В ті часи зробити копію з документа було вельми  проблематично, а часом і неможливо (цензура!) і тому він зміст всіх листів і документів з »Фонду Єрмолових»  власноруч переписав до свого блокнота. І тільки з одного документу йому дозволили зняти фотокопію – це «Свидетельство о передаче Ермолову на воспитание двух детей» від 25 серпня 1823 року (цей артефакт він потім передав в дар Чечено-Інгушському краєзнавчому музею в місті  Грозний).

         Далі він повідомляє:«…Без поисков других бумаг и документов, это свидетельство подтверждает, что Захаров-Чеченец воспитанник Ермолова, но не Алексея Петровича, а Петра Николаевича. Кроме того, стал известным день пленения Захарова. И если, как указано выше, он был пленён годовалым, то год его рождения надо считать 1818 (а не 1816 год)…

…Удачи, которые сопутствовали мне, ещё более вселяли во мне уверенность для продолжения поисков сведений о Захарове.

О воспитании в семье Ермоловых чеченского мальчика документов не могло не быть в фонде Ермоловых. Поэтому я настойчиво изучал фонд Ермоловых в залах архива, отдавая этому всё своё свободное время. Две недели я изучал материалы этого фонда, однако о Захарове или упоминающих его имя материалов я не нашёл.

Отчаявшись найти какие-либо сведения о Захарове, я уже собирался уйти, и в это время ко мне в руки попала папка с перепиской семьи Ермолова. По описи переписки Ермоловых я совершенно неожиданно нашёл дело с письмами Захарова. Обрадованный такой ценной находкой, я немедля заказал это дело в читальном зале. При этом работники архива мне сказали, что эту папку ещё ни один читатель или исследователь при Советской власти не заказывал.

Получив эту папку, на которой было написано «Письма Захарова», я с надеждой, что это письма именно того Захарова, которого ищу, открыл её и увидел в ней ещё одну папку из плотной белой бумаги, а на ней надпись:

«Письма П.З.Захарова, художник-академик, чеченец, воспитанник Ермолова П.Н. к Ермолову П.Н. 1837 – 1842» И это действительно были письма (а всего их было семнадцать), написанные рукою Петра Захаровича Захарова и адресованные Петру Николаевичу Ермолову…»

Після цього  Сайд-Эмін Ібрієв деякий час попрацюв і у відділі писемних джерел Державного історичного музею, де також зберігаються архівні документи Єрмолових. Звичайно, за такий короткий термін (шестимісячні курси) Сайд-Эмін Ібрієв не зміг повністю вивчити матеріали, пов’язані з родиною Єрмолових в цілому і з Захаровим-Чеченцем зокрема, але й того, що він знайшов і вивчив, виявилося достатнім для написання першого об’ємного і підтвердженого архівними документами нарису про життя і творчість першого Чеченця-Академіка живопису. 

Як згадував Сайд-Эмін, працівники архіву говорили йому про те, що до нього архіви  Єрмолових ще ніхто не вивчав і навіть не читав.

І дійсно, в Російському державному архіві древніх актів зберігається «Личное дело Ибриева Сайд-Эмина Сайдаевича» от 16 травня 1958 року №3925 з «Анкетой исследователя, работающего в читальном зале» і його особистими заявами, в одній з яких зазначено, що він  «ведёт исследование автобиографических данных академика живописи Захарова Петра Захаровича – чеченца по национальности…».

Через два місяці по закінченні навчання велика стаття Сайд-Еміна Ібрієва «Академик Захаров» була надрукована в газеті «Ленинан некъ» (у трьох номерах — від 15, 20 и 29 серпня 1958 года)  на чеченській мові, а потім в журналі «Дружба» (Литературно-художественный альманах Союза советских писателей ЧИ АССР, 1959. № 3), але вже на російській мові.

В цій роботі Сайд-Емін Ібрієв використовував данні з архівів, які до нього ніхто не публікував і не озвучував. Крім того, в його роботі всі наведені факти підтверджені архівними документами.

Стаття Сайд-Еміна Ібрієва «Академик Захаров» стала першою і насиченою багатьма фактами з життя і творчості Захарова-Чеченця работою про цього унікального художника. Тим не менш він ніколи не прагнув заявити про своє право першовідкривача і бажав, щоб до життя і творчості Захарова-Чеченца проявляли інтерес яко мого більше людей і особливо молодь.

Одну із своїх статей про академіка-чеченця, підготовлену у 1994 році для опублікувания в журналі «Маліка», він завершив такими словами:

«Я верю и надеюсь, что молодые специалисты, патриоты, историки, писатели кому не безразлично знание истории чеченского народа и о делах замечательных деятелей, выходцев из вайнахского народа, с интересом поднимут эти и многие другие архивные документы и дополнят новыми сведениями о жизни и творчестве академика Захарова П.З., а также опубликуют ранее неизвестные факты из истории покорения Кавказа, пользуясь архивными документами фонда Ермоловых и других фондов.

Пусть сопутствует удача молодым исследователям!» [ 2, 20-25].

 

         Звернімося до статті співробітниці Державної Третьяковської галереї Людмили Маркиної [ 5 ].

         На початку статті вона зазначає: «Достойное место среди многих шедевров русской живописи 30-40-х годов XIX века, среди работ К.П. Брюллова, Ф.А. Бруни занимали портреты кисти Захарова. Практически все лучшие его произведения из нашего собрания были приобретены П.М. Третьяковым. Каким образом и при каких обстоятельствах полотна его кисти попали в Третьяковскую галерею?». Далі ми наведемо розлогі цитати з зазначаної статті, адже кому як не співробітнику галереї, бути  краще обізнаним у справі, що стосується колекції музею.

         «Ранние годы жизни Петра Захарова окутаны тайной. До сих пор мы не знаем ни настоящего имени этого чеченского мальчика, ни даты его рождения (условно принято считать 1816 год). Известно лишь, что 15 сентября 1819 года в чеченском ауле Дады-Юрт, занятом русскими войсками, обнаружили «ребенка около убитой матери». В литературе  приводятся неподтвержденные документами сведения о воспитании мальчика казаком Захаром (отсюда фамилия будущего художника) Недоносовым из станицы Бороздиновской, о пребывании маленького чеченца в монастыре, а также о крещении его по православному обряду генералом Алексеем Петровичем Ермоловым. Однако в переписке двоюродных братьев Алексея и Петра Ермоловых, в письмах их родственников, а также в записных книжках и дневниковых записях нет ни одного упоминания о «крестнике».

         Впервые «о чеченце Петре и лезгине Павле», переданных 25 августа 1825 года на воспитание генерал-майору Петру Николаевичу Ермолову (1787—1844), мы узнаем из свидетельства, которое хранится в фонде Ермоловых (РГАДА)…В переписке Петра Николаевича с матерью и сестрой за 1825—1826 годы встречаются упоминания «о Петруше и Паше». Близкие интересуются, как идет воспитание «лезгина и чеченца», посылают им «гостинцы». В ответ Ермолов пишет о домашнем обучении воспитанников русскому, латинскому и немецкому языкам. Встречаются и весьма любопытные характеристики мальчиков: «Паша лучше учится, он и всегда был старательнее, а Петруша упрям очень». В мае 1826 года Ермолов пишет в письме о какой-то болезни, которую «захватили лезгин и чеченец». Не исключено, что лезгин в результате ее и скончался, так как никаких сведений о нем больше не встречается.

         С ранних лет Петруша Захаров проявлял незаурядные способности к рисованию. П.Н. Ермолов решил определить его на обучение в Императорскую Академию художеств. Во время коронации Николая I (22 августа 1826 года) в Москве он обратился с этой просьбой к президенту Академии Алексею Николаевичу Оленину. Дипломатичный Оленин в принципе не возражал, но предложил вначале отдать чеченца профессиональному живописцу. У какого художника брал уроки живописного мастерства Захаров, неизвестно. В литературе бытует мнение, что он обучался у московского художника Л.А. Волкова. В письме, датированном декабрем 1830 года, П.Н. Ермолов писал адъютанту своего брата Н.В. Шимановскому: «Ты знаешь, что он [Захаров] отдан был к живописцу, начал рисовать весьма изрядно и показывает большие способности, но время уходит, ему уже 14-й год, и я боюсь, чтоб он не вырос так, что уже и нельзя будет его отдать в Академию».

         Хлопоты по устройству воспитанника затянулись. Однако благодаря содействию Общества поощрения художников наконец появилась возможность определить судьбу юноши. В конце марта 1833 года Петруша Захаров благополучно добрался до Петербурга, остановился на съемной квартире Общества, где и стал обустраиваться. В письмах к «великому моему благодетелю» будущий академист трогательно отчитывается за каждую потраченную копейку: «Куплено с ваших денег кровать, подушка, одеяло и тюфяк, за все заплачено 15 руб<лей> 80 копеек. Еще надо будет сундук, бумаги, карандашей».

         Опекал Петрушу в Петербурге и «присматривал» за ним Александр Иванович Дмитриев-Мамонов, один из учредителей Общества поощрения художников. Он подробно «отчитывался» перед П.Н. Ермоловым о поведении и успехах в учебе новоиспеченного академиста. Он же снабдил «славного мальчика новой амуницией». В конце 1833 года Захаров радостно сообщал в Москву о своих первых успехах и похвалах, услышанных от первого председателя Общества П.А. Кикина и конференц-секретаря Академии художеств В.И. Григоровича.

         Одним из важных этапов постижения живописного мастерства в Академии художеств было копирование полотен старых западноевропейских мастеров в Императорском Эрмитаже. В феврале 1834 года Захаров исполнил копию с оригинала А. ван Дейка «Молодой принц». По итогам работы было «положено выдать ученику Захарову за сделанную им копию с Вандика семьдесят рублей…

         В начале 1836 года Петр Захаров активно готовился к академической выставке. В письме к П.Н. Ермолову он сообщал, что собирается «написать картину с натуры из национальных сцен к следующей выставке сего года сентября месяца». Вероятно, речь идет о работе «Рыбак» (1836, Воронежский художественный музей им. И.Н. Крамского). Это — самое раннее произведение художника, известное в настоящее время. Его отличает некоторая скованность и ученический подход к натуре.

         В июле он сообщил о готовом эскизе картины «Велизарий с мальчиком, просящий милостыни». ..

         Анализируя краткий обзор выставки 1836 года, данный в «Художественной газете» Н.В. Кукольником, можно сделать вывод о ее масштабности (580 произведений) и разнообразии (архитектурные проекты, скульптура, живопись, графика). 8 октября экспозицию посетили император Николай I и императрица Александра Федоровна, которые «обозревали все художественные работы с одобрительным вниманием и снисхождением». Среди многочисленных работ архитекторов, скульпторов, живописцев и графиков произведения кисти Петра Захарова не потерялись. «С особым удовольствием, — писал критик, — должны мы упомянуть о небольших картинах Заболотского, Печенкина, Захарова и Плахова»

         В ряду портретов, представленных на выставке, кисти Захарова принадлежали изображения художников А.В. Тыранова и Я.Ф. Капкова... К сожалению, местонахождение этих работ в настоящее время неизвестно. Появление изображений товарищей по Академии в творчестве П. Захарова не случайно. Они были созданы в том же году, что и графическая серия М.И. Скотти. Альбом Скотти был приобретен П.М. Третьяковым у Любови Максимовны Рамазановой, вдовы скульптора Николая Александровича Рамазанова, сокурсника Скотти и Захарова. Среди портретов — единственное достоверное изображение Петра Захарова. Лист «армянин Нерсесов и чеченец Захаров» (1836, ГТГ) исполнен в технике итальянского карандаша с «растушкой». Живой, с улыбкой на устах, кокетливыми усиками и лучистым взглядом светлых глаз, Захаров изображен как петербуржец из художественной среды. На плечи накинут плащ, лихо заломлен на бок берет, небрежно повязан шейный платок. Туго накрахмаленный белый воротничок подчеркивает бледность лица.

         В отчете Общества поощрения художников, прочитанном конференц-секретарем В.И. Григоровичем в апреле 1837 года, говорится: «Захаров и Печенкин, обязанные своим образованием и успехами попечению Общества, из коих первый доставил на академическую выставку картины «Велисарий», «Гадание в карты»10 и несколько портретов, а последний — три картины, изображающие русские сцены, удостоились звания художников Императорской Академии художеств и выбыли из числа наших воспитанников. Комитет, в уважении их доброй нравственности и оказанных успехов на поприще изящных искусств, наградил их единовременно».

         Совет Академии возвел Петра Захарова, «живущего на своей квартире», в звание свободного художника 10 августа 1836 года. При этом отмечалось, что «он весьма приятно пишет портреты и a l’aquarelle»14. Несмотря на решение Совета, официальный документ — «аттестат» — был выдан Захарову только 4 февраля 1837 года. Началась новая самостоятельная жизнь «свободного художника». В письмах к П.Н. Ермолову он писал, что «занимается портретами» и дает уроки рисования. Круг его заказчиков ограничивался добрыми знакомыми по Академии, а также их родственниками. Во время петербургского периода жизни портретист исполнил изображения представителей семей Ладыженских — Исленьевых — Самсоновых. В основном это камерные по форме, небольшого размера холсты, а представленные на них модели сидят в креслах с книгой или рукоделием в руках.

         Жить исключительно на частные заказы было непросто. Художник постоянно нуждался, и ему приходилось часто переезжать с квартиры на квартиру…  В 1840 году Захаров исполнил копию портрета Николая I «во весь рост, картина в аршин, в общем генеральском мундире, за 300 рублей» с оригинала любимого императором прусского живописца Ф. Крюгера. Одновременно портретист написал с натуры изображения Е.В. Воейковой (местонахождение неизвестно), Бороздиной (имя портретируемой и местонахождение портрета неизвестны) и купца Жадимеровского (ГЭ, имя портретируемого и местонахождение портрета неизвестны).

         Октябрем 1840 года датируется «Портрет неизвестной дамы с детьми» (частное собрание; местонахождение неизвестно), поступивший на экспертизу в Третьяковскую галерею в 2005 году. В 1980-е годы произведение принадлежало московскому владельцу Я.М. Шапиро. В диссертации Т.А. Мазаевой этот портрет был включен в список подлинных произведений мастера и определен как изображение А.Г Ермоловой с детьми. Однако в это время Ермоловы находились в Москве, а художник в Петербурге. Никаких упоминаний о работе над изображениями Ермоловых в их переписке не встречается.

         В подписи художника присутствует редкая констатация места его рождения: «Захаров Дадаюртский». Подобное написание встречается в «Портрете неизвестного на фоне интерьера» (1840, ГЭ). Учитывая совпадение размеров и датировку, можно предположить, что Захаров написал парные изображения отца и матери с детьми.

         В декабре 1840 года художник получил место рисовальщика в Военном министерстве. За это время им было выполнено более 60 рисунков обмундирования и вооружения российской армии, из которых к настоящему времени найдено 37. За высокую технику и мастерство исполнения он дважды поощрялся денежным вознаграждением (5 апреля 1841 года — 250 рублей и 10 января 1842 года — 175 рублей). «Поправка денежных обстоятельств» привела к улучшению его жилищных условий… В феврале 1842 года Захаров обратился с прошением в Совет Академии художеств для получения программы на звание академика. Однако резкое ухудшение здоровья заставило его сменить «гнилой» петербургский климат. В конце апреля 1842 год он переехал в Москву и поселился в доме Петра Николаевича Ермолова, поблизости от Тверской, в Чернышевском переулке, № 236 (ныне Вознесенский пер., 6). Начался весьма плодотворный московский период творчества художника и рисовальщика. Через год он получил долгожданное звание академика за «Портрет А.П. Ермолова» (1843, ГРМ).

         Однако прогрессирующая чахотка помешала ему до конца реализовать свои творческие планы. В 1846 году Петр Захаров скончался в тридцатилетнем возрасте и был похоронен в Москве (место его погребения пока обнаружить не удалось). На общем собрании Академии художеств 29 сентября 1846 года В.И. Григорович сообщил о кончине художника Петра Захарова, «чеченца по происхождению, … отличившегося и необыкновенно обещавшего в сем роде живописи».

         Самым ранним из приобретенных П.М. Третьяковым произведений Петра Захарова следует считать «Портрет доктора Ф.И. Иноземцева» (1844, ГТГ). Сохранилось письмо Н.А. Постниковой к собирателю от 7 марта 1883 года… Корреспондент — Наталья Алексеевна Постникова (1788—1885), жена московского купца 3-й гильдии Петра Ивановича Постникова (1783—1865). Их хлебосольный и теплый дом в Кудрине, в приходе церкви Покрова Пресвятой Богородицы охотно посещали многие представители русской интеллигенции, в том числе историк П.В. Киреевский, писатель Н.В. Гоголь и поэт Н.М. Языков. Этот дом стал родным и для художника. У Постниковых было трое взрослых детей: сын Иван (1813—1882), ставший впоследствии известным врачом, дочь Александра (1818—1846) — супруга Петра Захарова, и младший сын Сергей (1838—1880), будущий художник.

         Через пять лет после первого приобретения П.М. Третьяков получил новое предложение. «Живо помню, как десять лет назад Вы желали купить написанный Захаровым портрет Грановского, — писал 4 июня 1888 года литератор и переводчик Евгений Федорович Корш, — а покойная сестра моя, которой он принадлежал, ни за что не хотела с ним расстаться. Став, по кончине ея, единственным владельцем портрета и также уж недолговечным стариком, я теперь охотно передал бы его в прекрасную галерею Вашу за цену, в которой мы, вероятно, тотчас бы сошлись, разумеется, по предварительном осмотре Вами картины по адресу».

         «Портрет ТН. Грановского» (1845, ГТГ) принадлежит к подлинным шедеврам кисти Петра Захарова и является одной из истинных жемчужин коллекции П.М. Третьякова. Художник, безусловно, находился под обаянием личности известного историка. Портретист выбрал «контрапостный» поворот фигуры и головы, передающий внутреннюю энергию образа. Тридцатидвухлетний ученый представлен в расцвете сил и творческой деятельности. Захаров выделяет высокий лоб мыслителя. Белый, туго накрахмаленный воротничок подчеркивает аристократическую бледность его лица. Мягкие волосы, ниспадающие на плечи, щеголеватый шейный платок и, наконец, изящная трость с рукоятью-змейкой — все это свидетельствует о художественной натуре Грановского. Портрет дополняет характеристику, данную ему современником: «Огромная начитанность, изумительная память, тонкая образованность и вкус, наконец, самая наружность, верно передававшая его лучшие внутренние качества, все это вместе делало Грановского одним из самых значительных и влиятельных лиц и в университете, и в образованном московском обществе». Изображение историка ТН. Грановского органично дополнило портретную галерею «людей, дорогих нации», планомерно собираемую П.М. Третьяковым.

         Наряду с П.М. Третьяковым, художественное, в основном графическое наследие Петра Захарова привлекло внимание еще одного московского собирателя — Ивана Евменьевича Цветкова. Имевшийся в его собрании холст, получивший первоначально название «Чеченец», уточненное позднее как «Чеченец в бурке» и даже автопортрет, по легенде, был куплен прежним владельцем в 1849 году у старьевщика Губермана-младшего всего за 50 рублей. Последнее определение этой работы как автопортрета встречалось и до сих пор встречается в популярных публикациях о художнике. Однако не учитывается то обстоятельство, что в 1843 году (дата исполнения картины) Петру Захарову было около двадцати семи лет, а на полотне представлен мужчина зрелых лет с пышными усами.

         Цветков приобрел целую папку с рисунками, исполненными художником в технике итальянского карандаша. Это — погрудные изображения сидящей женщины в профиль (инв. 6722), юноши (инв. 6723), молодого человека (инв.6721), насчитывающие семь произведений. Они созданы непосредственно с натуры. В целом эти листы наглядно демонстрируют прекрасную школу академического мастерства по части рисунка. Художник прекрасно знает пластическую анатомию, умеет разместить фигуру в пространстве, виртуозно владеет техникой карандаша «с растушевкой». Все это свидетельствует о том, что эти не датированные листы выполнены в зрелый период его творчества, во время пребывания художника в Москве. После смерти коллекционера И.Е. Цветкова его собрание по завещанию было передано в 1925 году в Третьяковскую галерею.

         Следующим важным для галереи приобретением был «Портрет детей Ермоловых» (1839). Со дня написания это произведение хранилось в семье Ермоловых, но в 1928 году наследница славных предков, москвичка М.Н. Ермолова решила расстаться с их изображением. Портрет детей Петра Николаевича Ермолова решен как жанровая сценка.

          В 1938 году, из Ленинградской закупочной комиссии в Третьяковскую галерею поступил «Портрет неизвестного» (1840). По определению Н.Ш. Шабаньянца, портретист запечатлел Льва Александровича Волкова (1790—1852), первого учителя Захарова. Однако эта атрибуция вызывает сомнение. Петербургское происхождение полотна и датировка свидетельствуют, что оно было исполнено в период пребывания живописца в северной столице, тогда как художник Волков безвыездно жил и работал в Москве. Это было последнее поступление работ Захарова в галерею (відсутні данні про тогочасне надходження «Портрета козака» — О.Б.) Таким образом, в сокровищнице русского искусства сложилась самая большая коллекция из семи живописных полотен и девяти графических работ (в ГРМ — два произведения, в ГЭ — пять), отражавших различные грани таланта этого мастера.

         В 1962—1963 годах по решению советского правительства ряд произведений Петра Захарова («Чеченец в бурке», «Портрет неизвестного» и три рисунка) были переданы в открывшийся Музей изобразительных искусств Чечено-Ингушской АССР. На данный момент все они считаются пропавшими во время военных действий в Чечне в начале 1990-х годов. Но хочется верить, что работы кисти Петра Захарова не канули в лету, и мы еще станем свидетелями их долгожданного обретения».          [За новими данними, відреставровані в Москві твори П.З.Захарова, які вважались загиблими: “Портрет чеченця в папасі», портрет Ладижденського, портрет дітей П. Єрмолова, повернуті до музею — О.Б.].    

         Ось які відомості про П.З. Захарова -Чеченця, Петра Захаровича подає Вікіпедія [ 1   ].

         Несомненно, что в лице П. З. Захарова русская школа имела большую художественную силу, и можно только удивляться, почему он остался малоизвестен большой публике, а его биография — так тесно связанная с выдающимися людьми и событиями того времени и касающаяся нашего — остаётся неизвестной даже в общих чертах. «Чеченец» и ничего более[.

Ф. М. Уманец

         Согласно другим источникам, документы о судьбе Захарова до 1825 года отсутствуют. Впоследствии он подписывал свои картины «Захаров из чеченцев», «Захаров-Чеченец» или «Захаров-Дадаюртский».

         В 1833 году Петра Захарова зачислили в Петербургскую академию художеств. Устав Академии не позволял принимать «инородцев» и крепостных, поэтому он был принят вольнослушателем. В 1836 году Пётр Захаров окончил Академию художеств, получил аттестат, право почётного потомственного гражданина и звание свободного художник.

В августе 1834 года был удостоен Второй серебряной медали за картину «Старуха, гадающая в карты». Его популярность как художника быстро росла. Он, как хороший портретист, был рекомендован, в частности, Н. Н. Муравьёву и Е. А. Арсеньевой, которая хотела заказать портрет своего внука — Михаила Лермонтова[ Известный художник Карл Брюллов называл Захарова своим преемником в области портретной живописи].

         Захаров дружил с  Михаилом Юрьевичем Лермонтовым. Есть предположение, что именно непростая судьба Петра Захарова вдохновила Лермонтова на создание поэмы «Мцыри».

         В 1836 году стал ухаживать за Глафирой Львовной, дочерью художника Льва Волкова, у которого учился живописи. Захаровым был написан портрет своей возлюбленной. Но родители сочли эту партию для своей дочери неудачной. Глафиру вывезли на Кавказ и выдали замуж за французского эмигранта Бертье де-ла-Гарда.

 Чтобы поправить материальное положение, в 1840 году он поступил на службу в департамент военных поселений Военного министерства в качестве рисовальщика. «Потеряв здоровье и при том надежды быть отправленным за границу, я покорился судьбе, решил избрать хоть немного, но верный кусок хлеба», — писал он в 1841 году. Но в следующем году болезнь обострилась и Захаров был вынужден оставить службу.

В 1843 году Захаров выполнил поясной портрет генерала Алексея Ермолова, за который Академия художеств удостоила его золотой медали и присвоила звание академика[.

Он переехал в Москву, где сблизился с семьёй известного лекаря И. П. Постникова. 14 января 1846 года в церкви Покрова Богородицы в Кудрине венчался с его сестрой Александрой Петровной Постниковой. Шафером был генерал Алексей Петрович Ермолов. Через несколько месяцев А. П. Постникова умерла от чахотки и 15 июня в той же церкви её отпел.

В конце лета 1846 года в Москве скончался от чахотки и сам художник. Он был похоронен на Ваганьковском кладбище в семейном захоронении Постниковых, родственников жены художника.

В июле 2017 года исследовательницей биографии Захарова, кандидатом филологических наук Мадиной Хасмагомедовной Шахбиевой была найдена могила четы Захаровых..

Из работ Захарова известны написанные маслом портреты генерала А. П. Ермолова, доктора Ф. И. Иноземцева (1844),профессора Тимофея Грановского (1845) и Постниковой (1845) и рисованные карандашом портреты семейства Постниковых, доктора Ивана Петровича Матюшенкова, композитора Петра Булахова, самого художника и др. Все эти произведения находятся в Третьяковской галерее, в Москве. Писал Захаров-Чеченец в основном портреты.

 Рисунки обмундирования, вооружения и знамён, выполненные Захаровым в период работы в Департаменте военных поселений можно увидеть в книге А. В. Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» (СПб., 1841—1862). Из 60 рисунков, сделанных им за этот период, к 2011 году было найдено 37.

 В 1929 году несколько работ Захарова из коллекции Третьяковской галереи были переданы в Чечено-Ингушский республиканский краеведческий музей в Грозном. В 1962—1963 годах ещё несколько картин («Чеченец в бурке», «Портрет неизвестного», три рисунка) были переданы во вновь созданный музей изобразительных искусств Чечено-Ингушетии. Все они считаются пропавшими в ходе боевых действий.

 В 1944 году, после депортации чеченцев и ингушей, Захаров также был «репрессирован» — созданный им портрет Лермонтова приписали кисти Филиппа Будкина. Но после реабилитации вайнахов был «реабилитирован» и настоящий автор портрета.

 В 2012 году портрет Краевского работы Захарова был продан на аукционе Сотбис более чем за один миллион фунтов.

 В мае 2013 года в Париже был обнаружен прежде неизвестный портрет Алексея Николаевича Киреева кисти Петра Захаров. В марте 2018 года был найден выполненный акварелью ранее неизвестный портрет работы Петра Захарова, на котором изображён адъютант великого князя Михаила Павловича Яков Ростовцев. В декабре 2018 года вновь обретён портрет родственницы М. Ю. Лермонтова Екатерины Столыпиной, выполненный в технике литографии. Оригинал картины хранится в Художественном музее имени Ц. С. Сампилова в Улан-Удэ.

             Как показало исследование М. Х. Шахбиевой, Захаров изображён на картине пейзажиста Григория Чернецова «Парад 6 октября 1831 года в Петербурге». Список лиц, которые должны были быть изображены на картине, утверждался лично императором Николаем I. В опубликованном впоследствии списке персонажей из числа зрителей Захаров фигурировал под номером 204.

             До начала первой чеченской войны в Грозном работал Чечено-Ингушский республиканский музей изобразительных искусств имени Петра Захарова.

             В 1976 году в Грозном прошла научно-практическая конференция «Живописец Пётр Захаров», посвящённая 160-летию со дня рождения художника.

             Картина Захарова «Пустынные пастбища днём» упоминается в книге американского фантаста Энтони Марры (англ.)русск. «Царь любви и техники».

             В 2016 году имя Петра Захарова присвоено грозненской детской художественной школе № 2.

             К 200-летию художника Союзом писателей Чечни была выпущена юбилейная медаль «Академик Пётр Захаров».

             5 октября 2017 года в Грозном открылся сквер имени Петра Захарова.

Конверт СССР 1961 года.

 

          У 2016 році  були проведені ювілейні виставки картин Петра Захарова в Москві, Санкт-Петербурзі та  Грозному. В столиці Чечні відкрито  меморіальний комплекс на перетині вулиць С. Лорсанова і М. Гайрбекова. Творчий спадок Петра Захарова отримав найвищу оцінку – його твори зберігаються в кращих музеях не тільки країни, але й за кордоном, а також прикрашають приватні колекції по всьому світу. Велика робота по увічненню пам҆яті Петра Захарова проведена по лінії Спілки письменників ЧР. У 2016 році був виданий альбом-каталог «Художник Петр Захаров», побачила світ 2-а книга «Петр Захаров-Чеченец»  відомого письменника, лауреата Державної премії в галузі літератури, голови Спілки письменників  ЧР Канти Ібрагімова. Презентациії данної книги у ювілейному році відбулись у Москві в Центральному будинку літераторів, в Тегерані  і Харбіні. Також у серії «Жизнь замечательных людей» вийшла книга Алауди Мусаєва «Петр Захаров из чеченцев».

Литература про П.З. Захарова:

  • Захаров, Петр Захарович// Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Академик Живописи П. З. Захаров: Матер. науч. конф., посвященной изучению и популяризации жизни и творчества художника из чеченцев. — Гр., 1976.
  • Андронников И. Л., Дмитриев Л. А., Зильберштейн И. С. и др.Памятники культуры: новые открытия. — М.: «Наука», 1977. — С. 334—345. — 472 с. — 18 400 экз.
  • Ахмадов Я. З., Хасмагомадов Э. Х.История Чечни в XIX-XX веках. — М.: «Пульс», 2005. — 996 с. — 1200 экз. — ISBN 5-93486-046-1.
  • Бойцова Т. И.Изобразительное искусство Чеченской Республики / Хабарова М. В.. — Гр.: АО Издательско-полиграфический комплекс «Грозненский рабочий», 2018. — С. 80-81. — 256 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-4314-0326-2.
  • Вилков А. И., Владимиров А. П., Подстаницкий С. А., Рыклина М. В.Вернём Грозному музей / Петюшенко В. М.. — М.: Сканрус, 2002. — 192 с. — 1000 экз. — ISBN 5-93221-028-1.
  • Гешаев М. Б.Знаменитые чеченцы. — Гр.: Седа, 1999. — Т. 1. — 644 с. — 2000 экз.
  • Ибрагимов К. Х.Академик Пётр Захаров. Романтизированная биография. — Гр.: Изд-во М. и В. Котляровых (ООО «Полиграфсервис»), 2013. — 280 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-93680-628-5.
  • Кропивницкая Г. Д.Новое о художнике П. З. Захарове // Памятники культуры: Новые открытия. — М., 1977. — С. 334—345.
  • «Мой Петруша Чеченец…» Письма… // Московский журнал. — 2014. — № 1. — С. 10—19, 66—76. — ISSN0868-7110.
  • Молева Н. М.Кто ты, Мцыри? // Журнал русской культуры : журнал. — М., 2003. — № 2.
  • Шабаньянц Н. Ш.Академик П. З. Захаров. — Гр., 1974. — 58 с.
  • Шабаньянц Н. Ш.Жизнь и творчество художника П. З. Захарова. — Гр., 1963. — 83 с.
  • Шахбиева М. Х.Пётр Захаров-Чеченец — известный и неизвестный // Дош : журнал. — 2016. — № 2. — С. 62—64.
  • Шахбиева М. Х. Где похоронен прототип Мцыри? // Газета «Троицкий вариант — наука». 2017.

 

 

Звернімося до статті Нунуєва С.-Х.М. «Чеченцы. Художники. Петр Захаров» [ 6,   ]

«15 сентября 1819 года после ожесточенного штурма крупными силами во главе с генерал-майором Сысоевым был полностью разрушен и взят один из значительных чеченских аулов на правом берегу Терека — Дады-Юрт. В кровопролитном и неравном сражении против хорошо вооруженных царских войск активное участие принимали все жители села, в том числе женщины и дети. Царские войска вошли в аул, покинутый оставшимися в живых жителями. Но той же ночью оставили его сами, боясь ночного нападения чеченцев, которые развели вокруг села костры и беспорядочно стреляли в село.

Чеченский народ свято хранит в своей памяти героических дадыюртовцев. Об этом свидетельствует и песня, сложенная народом в честь защитников аула. Большие потери понесли и войска. В этом сражении они потеряли треть своего состава.

Когда после ожесточенного сражения русские начали уносить с поля убитых и раненых, солдаты нашли умирающую молодую мать, на груди которой лежал израненный трехлетний малыш, который был доставлен к командующему отдельным Кавказским корпусом генералу-лейтенанту А. П. Ермолову. Последний передал его на выхаживание казаку станицы Бороздинской Захару Недоносову, находившемуся при хозяйстве командующего. Позже к казаку попадает и другой сирота — мальчик-лезгин. Имя приютившего отца послужило основой для фамилии двух маленьких пленников, чеченец стал Петром Захаровым, лезгин — Павлом Захаровым.

 

В исследование биографии и творчества П. З. Захарова самый заметный вклад внес искусствовед и архитектор Н. Ш. Шабаньянц, который посвятил этому благородному занятию много лет…

В 1842 году он [Захаров – О.Б.] получает заказ от Академии на написание портрета генерала А.П. Ермолова. В августе следующего года портрет был готов. Эта работа оказалась экзаменом на высшее мастерство. За нее он получил звание академика. Портрет Ермолова и некоторые другие работы художника «из чеченцев» заслуженно вошли в сокровищницу русской живописи XIX века. В том же году он пишет свой знаменитый автопортрет в бурке с ружьем, который находился до января 1995 г. в Грозном в музее изобразительных искусств. И хотя он не имел никакой живой связи с родиной, Захаров всегда чувствовал себя чеченцем. Об этом свидетельствует автопортрет: черные густые брови, типичный чеченский нос, острый взгляд, узкие, заметно впалые щеки, густые большие усы. Его желание подчеркнуть свое происхождение видно и по одежде, в которой изобразил себя художник, хотя никогда не носил ее: мохнатая горская шапка, нужно подчеркнуть, не парадная, а простая, пастушья, затем бурка и ружье в чехле, перекинутое через плечо. Не будет ошибкой сказать, что Захаров всю жизнь должен был испытывать тоску по своему народу и родине, иначе чем объяснить, что мальчик, выросший в генеральской семье, воспитанный в Академии художеств в Петербурге и всю жизнь проживший в столицах России, считал необходимым подчеркивать на всех своих произведениях, что он «из чеченцев», родился в Дады-Юрте и изобразил себя в горской одежде».

Наведемо декілька коментарів до цього тексту з  Internetu:

 

СВОЛОЧЬ..ермолов , СНАЧАЛА СЖЁГ ДОМ И СЕЛО МАЛЬЧИКА , УБИЛ ЕГО РОДИТЕЛЕЙ, ВСЮ СЕМЬЮ, РОДСТВЕННИКОВ. УБИЛ ЖЕНЩИН, ДЕТЕЙ, СТАРИКОВ ! А ПОТОМ ПОНИМАЕШЬ ЛИ СЕРДЦЕ У ТЕРРОРИСТА ермолова ЁКНУЛО . ермолов варвар и убийца!!! СИРОТОЙ ЗАХАРОВА СДЕЛАЛ ермолов генерал с маленькой буквы.

 

Ас — Сиддыкъ:

Йа Аллах сколько пришлось пережить и сколь было испытаний моей нации, и по сей день нет нам покоя…

 

Додамо, що в ці роки продовжувались військові дії Росії на Кавказі. І те, що цар власноручно викреслював прізвище П. Захарова зі списку на поїздку для стажування до Італії, на яке Петро Захаров мав повне право,  свідчить про вороже ставлення до нього як до чеченця.

 

 

ПІДСУМОК.

Оскільки свою діяльність колекціонера П.М. Третьяков розпочав у 1856 році —  за життя П.З. Захарова (1816-1846)  жодна з його картин або малюнків потрапити до Третякова не могла. У наведеній вище статті Людмили Маркіної «Работы художника Петра Захарова в собрании Третьяковской галереи» подається  чітка інформація стосовно надходження до Третяковки картин і малюнків П.З. Захарова. При цьому зазначається, що останнє надходження відбулось у 1938 році. «Портрет козака» у цьому списку відсутній. Повернімося знову до розмови Сайд-Еміна  Ібрієва з Е.М. Ацаркіною, завідувачем відділом  по вивченню  художників першої половини ХІХ ст., яка зазначила, що: «Других картин художника в Третьяковской галерее не было, но там раньше были ещё две картины, которые сейчас хранятся в музеях Воронежа и Ворошиловграда».

         В Російській Федерації міста з назвою »Ворошиловград» не було. Українське місто Луганськ називалось Ворошиловградом у 1935-1958, 1970-1990  роках. Зустріч Ібрієва і Ацаркіної відбулась у 1958 році. Відомо, що картина «Рибак» зберігається у Воронезькому обласному художньому музеї. Отже до Ворошиловградського ( нині – Луганського – О.Б.) обласного художнього музею потрапив саме «Портрет козака», і сталося це, за даними Медіни Шахбієвої, 25 січня 1954 року. За її ж свідченням, портрет потрапив до фондів Державної Третяковської галереї  у 1938 році від Ленінградської закупівельної комісії разом з портретом Л.А. Волкова – вчителя П.З. Захарова, але, на відміну від портрету Волкова, він не був підписаний або підпис був стертий, оскільки  в Росії, яка постійно вела війни на Кавказі, негативно ставились до мешканців Кавказу, у тому числі і до чеченців.

          Меда Шахбієва вважає, що на картині зображений грузинський царевич, який був родичем дружини Петра Миколаєвича Єрмолова – опікуна Петра Захарова, Ганни Григорівни Оболонської, сестра якої Анастасія Григорівна бул у   шлюб із   сином останнього грузинського царя Георгія ХІІ – Іллєю Григоровичем Грузинським. 

         На наш погляд, цей портрет був написаний у роки розквіту таланту Петра Захарова, а саме: у 1840-х роках. Важливо було б дізнатись як і від кого портрет потрапив до Ленінградської закупівельної комісії. Він міг бути переданий від якоїсь приватної особи, можливо, нащадка зображеного «козака». Це можна було б з҆’ясувати, дослідивши архівні матеріали Ленінградської закупівельної комісії, що у майбутньому Мадіна Шахбієва і збирається зробити. Дані, наведені вище, були отримані автором статті піл час телефонної розмови з Медою Шахбієвою у серпні 2019 року.

         Привертає до себе увагу і певна непропорційність зображення козака – його ліва рука ніби зрізана. Це дає підставу припустити, що нижня частина картини була відрізана, а разом з нею і підпис художника. На наш погляд, це могло статись до передачі портрета до Третяковської галереї. Отже треба продовжувати пошуки і ,можливо, робота М. Шахбієвої з документами Ленінградської закупівельної комісії дасть бажаний результат.

 

         Безумовно, “Портрет козака” був і залишається окрасою фондової колекції Національного заповідника “Хортиця”. Інформація про життя і творчість його автора завдяки Мадіні Шахбієвій додала йому ваги і відкрила нові можливості в його використанні, наприклад, у виставці одного предмета, у підготовці телепередачі тощо.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Література:

 

 

  1. Захаров-Чеченець. https://ru.wikipedia.org/wiki/

 

  1. Ибриев Мохаммед Эмин-Сайд-Эминович. Первый исследователь жизни и     творчества академика Императорской Академии живописи Захарова-      Чеченца Петра Захароваича. // ВЕСТНИК НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ №     1(37). Том 1. – М., 2018. С. 20-25.

 

  1. Ибриев Сайд-Эмин Сайдаевич.«Академик Захаров» //«Ленінан некь»,       август 1958 г.

 

  1. Луганський обласний художній музей https://ru.wikipedia.org/wik .

 

  1. Маркина Людмила.Работы художника Петра Захарова в собрании    Третьяковской галереи: Историческая хроника. №3 2011 (32).

 

  1. Нунуєв С.-Х.М. «Чеченцы. Художники. Петр Захаров»

https://litresp.ru/chitat/ru/Н/nunuev-s-h-m/chechenci/14.

 

  1. Паспорт № 84 реставрації пам’ятника історії і культури (рухомого)     грудень 2005 р. С. 1-12

 

  1. Фонди Національного заповідника “Хортиця” . Справа 12 , аркуш 3 .

 

  1. Шахбиева М. «Где похоронен прототип Мцыри?». «ТРОИЦКИЙ    ВАРИАНТ — НАУКА» No 16 (235).

 

Поделиться в соц.сетях:

Последние новости

Все новости
17.09.2020

Режим работы 18 сентября 2020

Внимание! По техническим причинам Музейные студии "Город за порогами" и "Музей судоходства" временно не будут работать 18 сентября. Приносим свои извинения за доставленные неудобства! Но знайтие, что мы всегда рады...

Читать полностью
10.09.2020

Режим работы комплекса «Запорожская Сечь»

Уважаемые посетители, доводим до Вашего сведения информацию о работе историко-культурного комплекса "Запорожская Сечь" 20 сентября (воскресенье): туристический объект работает с 9:30 до 13:00, с 13:00 до 16:00 технический перерыв, с...

Читать полностью
23.08.2020

День Флага на Хортице (ФОТО)

Сегодня в День Государственного Флага Украины над Хортицей торжественно подняли сине-желтый флаг.  

Читать полностью